nb574556Послание к Евреям. Зачало 330 Глава 11:33–глава 12:2А

Настоящий праздник, братия моя, светел, славен и исполнен благословения и благодати Божия. Мы, благоговейно празднуя днесь память не одного какого-либо святого, но всех бывших до закона праведников, всех в законе Пророков, и по Евангельской благодати Апостолов, Мучеников, Исповедников, Иерархов и Преподобных, всех, говорю, вообще от сотворения мира даже до сего дня благоугодивших Богу мужей и жен, известных нам и неизвестных, получаем от Бога, по их о нас молитвам, благодать и благословение. Сего дня читан и Апостол из послания Павлова ко Евреям, в котором описываются преславные деяния Святых, дабы мы, выслушав оный, прославили угодников Божиих и возбудились к подражанию Богоугодным делам их. Послание сие всеславный Павел писал, находясь в Италии, ко всем веровавшим во Христа Евреям (Евр.13:24), а наипаче к живущим из них во Иерусалиме и по всей Палестине, утешая их в гонениях, каковые были на них от Евреев неверных, и вместе доказывая сильными доводами, что вся законная сень прейде, место же ее заступила благодать Иисуса Христа и прообразовательная ею Евангельская истина. Высота мыслей, изящность выражений, собрание имен, твердость доказательств произвели в некоторых, а наипаче в западных учителях Церкви, сомнение, кто именно написал сие послание. Иные почитали его писанием Луки, другие Варнавы, иные сладкоречивого Аполлоса, а некоторые Климента Римского: но в четвертом веке все, даже и самые Отцы западной Церкви, признали, будучи убеждены сильными доказательствами, что оно подлинно писано Павлом. С сего времени все Церкви приемлют, что Павел написал оное, так как и прочие свои послания, на Еллинском языке (Смот. Предис. Толк. Кал-мет. на посл. ко Евр.). Всякий благочестивый человек, слыша добродетели Святых и чудеса их, описываемые в чтенном ныне Апостоле из сего послания, приходит в умиление и многую приобретает духовную пользу. Выслушайте убо со вниманием толкование описуемых здесь предметов, да в точности уразумевши оные, соделаетесь подражателями добродетелей святых мужей и преславных их подвигов.

Евр.11:33. Братие! святии вси верою победиша царствия, содеяша правду, получиша обетования, заградиша уста львов.

Верующие во Христа Евреи много пострадали от неверных своих соотечественников, которые их поносили, оскорбляли, всенародному подвергали позору, заключали во узы, и разграбляли имение их (Евр.10:33–34). И так, дабы утешить их в таковом горестном положении, и дабы поддержать в них веру во Христа, святой Павел описывает как деяния и чудеса, каковые люди праведные верою совершали, так и мздовоздаяния, коих они удостоились от Бога. Таким образом он, начав с праведного Авеля, исчисляет их поименно: дошед же до блудницы Раав, которая верою своею, принявши к себе соглядателей, тем спаслась. На сей истории останавливается и говорит: ««не достанет ми повествующу времени, о Гедеоне, Вараце же и Сампсоне, о Давиде же и Самуиле, и о других пророцех»»(Евр.11:32). И так, умолчав имена других святых, говорит потом: ««иже верою победиша царствия»». Все сии святые, говорит он, о именах коих я упомянул, или умолчал, ««силою веры победили царствия»».

Какие же суть святые сии, победившие царствия? Авраам победил пять Царей, пленивших племянника его Лота, Моисей Фараона, Амалика, Хананеа, Сиона Царя Аморрейского и Ога Царя Васанского: а Иисус Навин Царя Иерихонского, Гайского и некоторых (Быт.14:5; Исх.14:28, 17:3; Чис.21:3, 35) других, о коих упоминается в книге его(Нав.6:1, 8:2). Сверх сих и другие благочестивые мужи силою веры преодолели царствия, как видеть можно в книгах Судей и Царств: ««содеяша правду»», каковы суть, Деввора, Варак, Гедеон, Иефай и Самуил, которые, будучи водимы светом Божественной веры, судили со всякою справедливостью народ Израильский, оправдывая невинных и наказывая виновных. ««Получиша обетования»». Всемогущий Бог обещал победу Вараку и Гедеону, первому устами пророчицы Девворы, а второму, устами Ангела, к нему посланного (Суд.4:6, 6:14): и обещание сие сбылось, Варак преодолел силу Иавинову, а Гедеон победил Мадианитян. Обещал Он Давиду чрез Пророка Нафана успокоение от нашествия неприятелей (2Цар.7:11), и сей Царь, управлявши всеми Израильскими коленами, избавился напоследок от всех врагов своих, и расширивши пределы своего государства, опочил в мире. ««Заградиша уста львов»» (Суд.14:6). Каковы суть, Самсон, растерзавший львичища, яко козлище, Давид, умертвивший медведиц и львов, нападавших на овец стада его, и Пророк Даниил, заградивший уста львов (1Цар.17:34–35; Дан.6:22).

Евр.11:34. Угасиша силу огненную: избегоша острея меча, возмогоша от немощи, быша крепцы во бранех; обратиша в бегство полки чуждих.

Три отрока погасили огнь в пещи, седмерицею распаленной, претворив его в росу. Давид избежал меча Саулова, Илия Иезавелина, Михей Ахаавова, а Елисей Иорамова. Иов избавился от своей немощи, и исцелился от жестоких ран, равно и Езекия от смертельной болезни. Моисей, Иисус Навин, Давид и Маккавей неоднократно доказывали крепость и мужество свое на сражениях, обращая в бегство полки неприятельские.

Евр.11:35. Прияша жены от воскресения мертвых своих: инии же избиени быша, не приемше избавления, да лучшее воскресение улучат.

По молитве Пророка Илии жена Сарептянина умершего своего сына паки получила себе жива: того же, по молитве Пророка Елисея, удостоилась и другая жена Соманитянина. Здесь должно заметить, что Божественный Павел в вышереченных словах описал кратко преславные дела Боголюбезных людей, посредством веры ими содеянные: а в последующих он описывает добродетели и страдания святых мужей: ««инии же», говорит он, из святых ««избиени быша»». Сии слова: ««избиени быша»»1), переводчики с греческого языка различно толкуют: «иные говорят, что они значат» обезглавлены были: другие, содрана была с них кожа: а некоторые, умерли будучи избиены палицами (См. Икум. на он. мест. Суид.): последнее толкование должно быть справедливее прочих, во-первых потому, что палицы2) называются жезлы те, коими в присутственных местах наказывали виновных, а во-вторых потому, что Елеазар учитель седми Маккавеев, о котором написано: ««и сия рек со тщанием на муку3) пойде»» (2Мак.6:28, 30), не был ни обезглавлен, ни содрана была с него кожа, и будучи бием, скончал от ран жизнь свою. Сей святой мученик хотя и мог избавиться от смертного мучения, послушав воли мучителей, как то советовали ему имеющие его мучить, но не восхотел, как сам свидетельствует: ««Господеви святый разум имущему явно есть, яко от смерти могущ избавитися, жестокия терплю на теле болезни уязвляем, на души же сладце страха ради его сия стражду»» (2Мак.6:22, 30). И сие значат слова Павловы: ««не приемше избавления»». Их можно отнести и ко всем святым мученикам, которые не восхотели отрещись благочестия, дабы чрез то избавиться от рук тиранских. Но почему мученики, могши избавиться мучений и смерти, не восхотели избежать того? ««Да лучшее воскресение», глаголет святой Апостол Павел, улучат»». Какое же то воскресение? Воскресение мертвых есть двоякое: одно живота, а другое суда: все мертвые воскреснут, когда вострубит Ангельская труба, ««и изыдут сотворшии благая в воскрешение живота»», то есть воскреснут, дабы прейти в жизнь вечную и царство небесное: ««а сотворшии злая в воскрешение суда»» (Ин.5:29), то есть воскреснут для того, чтобы идти в вечную муку. Воскресением убо лучшим назвал здесь Павел воскресение живота. И так святые мученики не восхотели отречением небесной истины избавиться предлежащей им смерти для того, чтобы не воскреснуть им ««в воскрешение суда»», но дабы улучить лучшее воскресение, то есть соделаться наследниками небесного царствия: посему-то и Богомудрый Елеазар говорил: ««аще бо нынешния муки человеческия и избавлюся, но руки Всемогущаго ни жив, ни умерый избегу»» (2Мак.6:26).

Евр.11:36. Друзии же руганием и ранами искушение прияша, еще же и узами и темницею.

Елисею входящему в Вефиль поругалися малые дети, вышедшие из города и кричавшие: ««гряди плешиве, гряди!»» (4Цар.2:23). Иеремию бив посадил в темницу священник Пасхор, сын Еммеров (Иер.20:1–2), а Михея ударил в лице лжепророк Седекия (3Цар.22:24, 27), Ахаав же в темницу его посадил.

Евр.11:37–38. Камением побиена быша, претрени быша, искушении быша, убийством меча умроша: проидоша в милотех, и в козиях кожах, лишени, скорбяще, озлоблени. Их же не бе достоин мир, в пустынях скитающеся и в горах, и в вертепах, и в пропастех земных.

Камением побиты: Навуфей по повелению данному именем Ахаава (3Цар.21:13), священник Азарий, сын Иодаев, обличавший народ в беззакониях, по повелению Царя Иоаса (2Пар.24:21; Деян.7:28), и первомученик Стефан по злости Иудеев: претрен деревянною пилою Пророк Исаия: искушен Иов лишением имения и детей своих, и жестокою болезнью: ««убийством меча умроша»» предтеча Иоанн, и Иаков, брат Иоаннов (Деян.12:2) (Писм. Ориг. к Африк.). В милотех, то есть в овечьих кожах и в кожах козьих ходили Пророки Илия и Елисей, будучи лишены всякого телесного требования, будучи оскорбляемы от беззаконных людей, и изнуряемы произвольною нищетою (сих то святых мужей не был достоин мир, то есть, что люди, работающие лукавому и законопреступному миру, недостойны были ни обращение с ними иметь, ни даже видеть их), ходяще по пустыням, горам, вертепам, и ущельям земным (3Цар.17:7?). Таковы были сто пророков, которых благочестивый Авдий, смотритель дома Ахаавова (3Цар.18:4), скрыл в вертепах от поисков Иезавели. Таковы были те ревнители закона, которые с Маккавеями ушед из Иерусалима, бежали с женами и детьми своими в пустыню, скрывались в местах тайных, и преносили всякое озлобление.

Евр.11:39–40. И сии вси послушествовани бывше верою, не прияша обетования, Богу лучшее что о нас предзревшу, да не без нас совершенство приимут.

Все выше исчисленные святые хотя подлинно угодили Богу верою своею: однако ж они не получили еще обетования, то есть того, что обещал Бог праведным: почему же так? Потому, что Бог приготовил для нас, потомков оных нечто лучшее, высшее и блажайшее. Что же такое лучшее сие? Вот что: да не приимут они совершенное мздовоздаяние прежде, нежели и мы получим оное. Но почему Апостол сказав выше: ««получиша обетования»» (Евр.11:33), то есть прияли обещанное, здесь говорит: ««не прияша обетования»»? И то и другое истинно: получили некоторые святые на земли, что порознь каждому из них обещал Бог в различные времена: единого же оного всем общего, небесного обетования, которое состоит в наслаждении Божиею славою, они не получили. Так посему не наслаждаются они еще ныне Божественною славою и блаженством? Наслаждаются без сомнения, но не во всей полноте. Посему-то и Апостол не сказал: да не без нас прославятся: ««но, да не без нас совершенство приимут»», то есть, да не без нас получат совершенство Божия славы. Но почему святые совершенства сего не получают еще? Во-первых потому, что не соединены с телами своими, коими трудились в творении дел благих: во-вторых потому, что Бог ««установил есть день, в оньже хощет судити вселенней в правде: в онь же воздаст коемуждо по делом его»» (Деян.17:31; Рим.2:6). Иначе, ежели бы святые, от начала мира сущие, прияли во всем совершенстве Божию славу прежде дня оного судного, а посему и грешники бы также совершенное наказание, то всемирный суд, Богом определенный, был бы уже излишен: а в-третьих потому, что промысл Божий устроил для нас нечто лучшее, да не имеют святые оные чего либо большего пред нами, получив совершенную славу прежде нас и без нас, но да все вкупе, яко едино тело Христово, спрославимся Ему, приявши от Него обещанный ««венец правды,егоже воздаст в день он»» (2Тим.4:8). Согласно с сим глаголет и Пророк Давид: ««мене ждут праведницы, дóндеже воздаси мне»» (Пс.141:8). Но не обидно ли для праведных столько веков ожидать совершенного себе мздовоздаяния? Сие сомнение Златоуст разрешает следующим образом: Бог сие учредил не для того, чтобы тем обидеть праведных, но чтобы нас почтить? (Злат. на посл. к Евр.) они сами радостно братий своих ожидают. Ибо ежели все мы составляем едино тело, то для тела сего гораздо больше удовольствия, когда оно наслаждается им вдруг во всех частях, а не в каждой порознь: праведники чудны и тем, что о блаженстве других радуются не иначе как о собственном, и сим нас удивляют: они желают увенчаться вместе со своими членами: вместе бо прославиться есть великое удовольствие.

В сем согласны с Божественным Златоустом и другие святые отцы (Феодорит и Икум. на он. мест.). А святой Григорий Богослов описывает даже и то, каким образом праведники тотчас по смерти получают Божию славу, и каким образом они получают ее еще по воскресении из мертвых. Вот его слова: «всякая добрая и Боголюбивая душа, когда разрешившись от связующегося ей телеси, отсюду отходит, тотчас объята будучи чувствием и зрением ожидающего ее блага, чудным неким удовольствием наслаждается, и веселится, и радостно шествует ко Владыце своему, и как бы уже воображением плодоприемлет предлежащее блаженство. Мало же спустя потом и сродную ей плоть восприявши, с тою купно наследствует тамошнюю славу» (Слов. Григор. на Кесар.). Божественный же Павел написал разбираемые мною теперь слова ко Евреям для того, чтобы утешить и подкрепить их в гонении и страданиях. Ежели сии, говорит он, святые мужи, хотя уже и совершили подвиг свой за многие века до сего времени, но еще ожидают мздовоздаяния: то кольми паче нам, не совершившим течение добродетели, но еще подвизающимся нужно иметь терпение: что и из последующих слов ясно видеть можно.

Евр.12:1–2. Темже убо и мы толик имуще облежащ нас облак свидетелей, гордость всяку отложше, и удобь обстоятельный грех, терпением да течем на предлежащий нам подвиг, взирающе на начальника веры и совершителя Иисуса.

Поелику облако составляется из многих испарений, то оно здесь означает многолюдство: а гордость, яко великость некая, надутость и возвышенность означает все роды высокомерия. Свидетелями Апостол называет здесь свидетелей не токмо Нового Завета, свидетельствовавших о Христе, но и Ветхого, которые доказали истину веры и величество Божие, иные чудесами, другие пророчеством, иные святостью жизни, а некоторые толиким терпением, что неустрашимо подъяли самую смерть. Удобь же обстоятельным назвал он грех (Злат. на он. мест.) или потому, что он удобно может овладевать нами, или потому, что мы его легко можем преодолевать, ежели только захотим, или потому, что он удобно составляется и производится: ибо нам в сем случае помогают все наши чувства (Феодорит на он. мест.): глаза прельщаются, слух услаждается, обоняние расслабевает, осязание трогается, вкус пременяется, и мысль наша поползновенна ко злу. Начальником веры называет он Иисуса Христа потому, что Он первый преподал совершенное учение о вере в Него, и еще потому, что Он силою Божественной своей благодати посевает в душах наших семена благочестия: а совершителем называет Его потому, что Он благочестие сие в нас умножает, согревает и доводит до совершенства. Заметьте здесь, как Апостол Божий, описав сперва действия веры и святых мужей добродетельные и чудесные дела, выводит оттуда сие для нас наставление: и так имея, говорит он, толикое множество окрест себя свидетелей, служащих нам примерами веры и добродетели, оставим тщеславие, высокомерие, надменность и прочие роды гордости, презрим удобосоставляемый и производимый грех, и потечем охотно на предлежащий нам от Бога подвиг, всегда живо представляя в уме нашем страдания Начальника и совершителя веры Господа нашего Иисуса Христа.

архиепископ Никифор (Феотокис)

Евангелие от Матфея зачало 38А. 10:32–33, 37–38; 19:27–30

Сказал Господь Своим ученикам: всякого, кто исповедает Меня пред людьми, того исповедаю и Я пред Отцом Моим Небесным; а кто отречется от Меня пред людьми, отрекусь от того и Я пред Отцом Моим Небесным. Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто любит сына или дочь более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто не берет креста своего и следует за Мною, тот не достоин Меня. Тогда Петр, сказал Ему: вот, мы оставили всё и последовали за Тобою; что же будет нам? Иисус же сказал им: истинно говорю вам, что вы, последовавшие за Мною, – в пакибытии, когда сядет Сын Человеческий на престоле славы Своей, сядете и вы на двенадцати престолах судить двенадцать колен Израилевых. И всякий, кто оставит дома, или братьев, или сестер, или отца, или мать, или жену, или детей, или земли, ради имени Моего, получит во сто крат и наследует жизнь вечную. Многие же будут первые последними, и последние первыми.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Когда мы впервые встречаем Господа, когда Бог нас привлекает в Свой храм, с каким трепетом, с каким благоговением мы вступаем в него: все в нем для нас свято - и стены, и иконы, и люди, которые собираются в нем. Увы, через какое-то количество времени мы привыкаем к святыне, и мы приходим в храм, в лучшем случае, как в родной дом, без первичного трепета, а в худшем случае - просто как в то место, где мы хотим помолиться сами, поставить свечу... И мы забываем, что это - Дом Божий, что здесь живет Сам Бог, что это - частица вечности на земле, а с тех пор, как качались гонения на Бога и на верующих в Него, храм стал местом убежища для Самого Бога. Это - святое место, пронизанное Божественной святостью, святостью Того, Кто в нем вселился под нашу защиту, и Который нас одновременно защищает непобедимой Своей силой.

Так же мы должны были бы относиться к каждому человеку, который носит имя того или другого святого. Апостол говорит нам, что мы - храмы Живого Бога. Да, но кроме того, как и земные храмы, мы посвящены тому или другому святому. Как мы относимся к тем святым, имена которых мы носим? Разве мы вчитываемся в их житие, вдумываемся в их жизнь и в личность? Учимся ли мы от них, как жить со Христом, как быть людьми, которые Божии люди? Если мы так жили бы, то, оглядываясь вокруг себя на каждого человека, который находится в храме, мы видели бы в нем, как я только что сказал, храм Бога Живого, посвященный святому, имя которого он носит. И как благоговейно мы бы относились друг ко другу, к личности, и к телу, и к судьбе каждого из нас.

И вот сегодня, когда мы празднуем день всех святых, когда мы празднуем именины каждого из нас, давайте посмотрим друг на друга как бы новыми глазами: посмотрим друг на друга, веря, что каждый из нас - храм Святого Духа а вместе с этим храм, посвященный тому или другому из святых. И вглядевшись в то, что мы сегодня увидим, может, на мгновение, будем друг ко другу соответственно относиться: когда встречаем человека, видеть в нем храм Божий, и когда узнаем его имя, оборачиваться душой к святому, имя которого он носит и благоговейно относиться к этому человеку и, воистину, к святому, имя которого ему дано. Сегодня вселенские именины: посмотрим друг на друга новыми глазами. Каждый из нас является святыней, телом Христовым через Крещение, храмом Святого Духа.Как бы мы ни были несовершенны, апостол Павел не напрасно говорит, что мы святыню носим в глиняных сосудах. Да! Мы - глиняные сосуды, но в каждом из нас почиет образ Божий, каждый из нас является местом вселения Живого Бога. Давайте с сегодняшнего дня заново - потому что я не верю, чтобы этого и раньше не было - заново учиться друг ко другу именно так относиться: как к святыне. Аминь.

Митрополит Антоний Сурожский