mfotor7254 800Послание к Колоссянам зачало 250 глава 1:12–18

Братия, благодарите Бога и Отца, призвавшего нас к участию в наследии святых во свете, избавившего нас от власти тьмы и введшего в Царство возлюбленного Сына Своего, в Котором мы имеем искупление Кровию Его и прощение грехов, Который есть образ Бога невидимого, рожденный прежде всякой твари; ибо Им создано всё, что на небесах и что на земле, видимое и невидимое: престолы ли, господства ли, начальства ли, власти ли, – все Им и для Него создано; и Он есть прежде всего, и все Им стоит. И Он есть глава тела Церкви; Он – начаток, первенец из мертвых, дабы иметь Ему во всем первенство.

Колоссы или Колассы, называвшиеся потом иначе Хоны, был славный город Фригийский, лежащий между Иераполем и Лаодикиею, который был митрополиею всей области оной Писал же к живущим в городе оном Павел, будучи во узах в Риме, послав к ним писание чрез Тихика и Онисима (Кол.4:3, 7, 9). Некоторые говорят, что Павел проповедывал им Евангелие в то время, как проходил Фригию и Галатийскую страну (Деян.16:6; Феодор.). Но поелику он в послании к ним пишет, что слышал веру их во Христа, и любовь их ко Святым (Кол.1:4), при том же сопричислил их и Лаодикийцев к не видевшим лица его, говоря: «хощу бо вас ведети, колик подвиг имам о вас и о сущих в Лаодикии, и елицы не видеша лица моего во плоти» (Кол.2:1). Посему вероятнее кажется, что другой некто научил их вере во Христа, и может быть Епафрас. Ибо говорит, что он научил их, и был служителем для них, «якоже и уведесте», пишет, «от Епафраса возлюбленнаго соработника нашего, иже есть верен о вас служитель Христов» (Кол.1:7). Писал же к ним Павел, поелику они были язычники, так как он избран был в учителя языков (Деян.9:15; Гал.1:16), и поелику узнал, что лжеапостолы, пришедши и к ним, «философиею и тщетною лестию» проповедывали поклонение Ангелам (Кол.2:8, 18), то есть, чтобы чтить Ангелов паче надлежащего, и еще хранение Иудейских постановлений. А содержит в себе сие послание к ним, во-первых, догматы веры высочайшие и научающие великим благодеяниям Божиим к человекам, во-вторых, обличение лживого и вредного учения лже-апостолов, и, в-третьих, нравственное увещание, дивное поистине и небесное. Часть некоторую Богословских догматов веры открывает нам чтенное ныне отделение сего послания. Но таковые учения требуют толкования. Мы убо на милость Божию надеясь, предложим: вы же, братие, со вниманием благоговейным послушайте оного, да в Божественных учениях кроющиеся мысли уразумеете, и тако просветится душа ваша спасительным светом Пресвятого Духа.

Кол.1:12. Братие, благодарим Бога и Отца призвавшаго (удовлившаго)1) нас в причастие наследия (часть жребия)2) святых во свете.

Земной царь возводит людей на велелепные достоинства, но не может соделать их способными к подобающему исполнению служения, коего требуют дарованные им достоинства (Смотр. Злат. в он мест.). Сие един может соделать Царь царствующихБог. Он не только дает Божественные Свои дары, но и принявших оные делает довольными и способными исполнить то, чего требуют данные дары. Почему Божественный Павел сказал: «призвавшаго (удовлившаго) нас», то есть, чтобы показать, что оба дает нам Бог, и дар, и способность к употреблению оного. Что же значит причастие наследия (часть жребия)? Различные значения имеет жребий, между прочим же значит и звание, как то явствует из слов оных, кои произнесли Божественные Апостолы, когда молились, чтобы поставлен был другой в Апостольское звание, от коего отпал Иуда. «Господи», рекли они, «Сердцеведче всех, покажи от сею двою единаго, егоже избрал еси, прияти жребий служения сего и Апостольства, из негоже испаде Иуда, ити в место свое» (Деян.1:24–25). Часть убо жребия значит причастие Апостольского звания. По каковому значению смысл предлежащих слов Павловых есть сей: Благодарим Бога и Отца, Который соделал нас довольными к служению преподанного нам звания, «Святых во свете»; Святых, кои ко свете, то есть, святых Апостолов от Бога просвещенных к тому, чтобы проповедать Евангельскую истину. А ежели чаешь жребия принять за наследие, то смысл выйдет такой: «благодарим Бога и Отца», Который соделал нас достойными наследия святых, кои и в настоящей жизни суть «во свете», то есть, в познании истины, и в будущей получат совершеннейшее познание Бога. Виждь же, что за сие токмо одолжаемся мы благодарением Богу, но и за то, чему поучают следующие слова:

Кол.1:13–14. Иже избави нас от власти темныя, и престави в царство Сына любве Своея, О Немже имамы избавление кровию Его, и оставление грехов.

Власть тьмы есть тиранство сатаны, угнетающего тяжестию греха души человеческие. Сын же любви есть Сын возлюбленный, как и «сын погибели» погибельный (Ин.17:12), и «сын человеческий» есть человек (Ин.3:14). Но почему не сказал в царство Свое, но «в царство Сына любве Своея»? Сие сказал, чтобы показать, что Сын есть равночестен, единосилен, тождевластен и единосущен Отцу, чтобы открыть, что едино есть царство Отца, Сына и Святого Духа, ибо едино есть и существо Божества Их, и научить, что любовь соделала Сына человеком: «тако бо возлюби Бог мир, яко и Сына Своего единороднаго дал есть» (Ин.3:16): и что Отец за страдание и смерть Сына Своего, показавшего миру любовь Отца Своего, свободил нас от владычества князя тьмы, и преставил нас от рабства в царство: и посему-то сказал: «о Немже имамы избавление», то есть, оным Сыном излившим кровь Свою на кресте, мы избавились от демонского мучительства и получили оставление грехов. Заметь же, что дабы не дерзнул кто почесть Сына низшим Отца, присвоил Сыну то, что и Отцу (Смотр. Злат. в он месте). «Избави», сказал об Отце: «о Немже имамы избавление», сказал о Сыне; «престави», говорит об Отце, но приложил тотчас, «в царство Сына любве Своея». Виною такового преставления нашего есть Сын Иисус Христос, излиянием честной Своей крови избавивший нас от мучительства сатаны, и оставлением грехов наших соделавший нас достойными вечного царствия. Сие же Апостол сказав, начинает богословствовать о Сыне Боге, говоря:

Кол.1:15. Иже есть образ Бога невидимаго, перворожден всея твари.

Сии два имени, то есть, «образ» и «перворожден», в вещественном смысле приняв, Арий и Павел Самосатский отрицали Божество Иисуса Христа и низвели Его до тварей, несмысленные и безумные. Они почли, что Сын по образу есть Божию. Но Божественное Писание сказав о человеке сие, «сотвори Бог человека» (Быт.1:27), тем ясно показало, что человек есть создание Божие, а не Бог. А Богоглаголивый Павел сказав, что Сын есть образ Бога невидимого, тем отдалил от сего образа всякую вещественную мысль. Сие же, «перворожден», ежели взять по значению речения оного, которое означает первым из братьев родившегося, то есть, перворожденного, то нимало не приличествует оному, «перворожден», приложение сие, «всея твари». Ибо тварь не родилась от Бога, но сотворена и создана Божественным Его повелением. Первосоздан всей твари сказать следует, а не «перворожден». Иной убо есть смысл предлежащих Апостольских слов, а не тот, как разумели два оные ересеначальники, кои говорили, что Сын есть тварь. Коварство же и злочестие их явственны. Они только одно речение брали из Божественного Писания, приноравливая оное с натяжкою к еретическому своему учению, а нимало не пеклись о том, чтобы истолковать и свести оное с другими словами Божиими, в коих о том же предмете говорится. Ибо ежели «образ Бога невидимаго», означает тварь, то как Евангелист Иоанн сказал прямо и ясно: «и Бог бе Слово»? (Ин.1:1) ежели сие, перворожден брать по значению речения оного, то как тот же Иоанн сказал: «Единородный Сын, сый в лоне Отчи»? (Ин.1:18) Тот же самый и тварь и Бог, то есть, и тварь и Творец? Сие невозможно. Тот же и перворожденный и единородный? Сии слова суть прямо противоположные. Но по какой причине сказал Павел, что Сын есть «образ Бога невидимаго, и перворожден всея твари»? (Смотр. Феодорит. в оном мест.) Сказал, образ, чтобы представить, что Сын имеет черты Отца, почему и говорил Он к Филиппу: «видевый Мене, виде Отца» (Ин.14:9): и что Он есть единосущен Отцу, по слову, которое Он сказал: «вся, елика имать Отец, Моя суть» (Ин.16:15): и чтобы отличить ипостась Отца от ипостаси Сына, и таким образом чтобы никто не подумал быть смешению или слиянию Божиих ипостасей, как мнил безумный Савеллий. Сказал, что Сын есть образ Бога невидимого, но в объяснение еще сего образа написал о Сыне и сие: «иже сый сияние славы и образ ипостаси Его, нося же всяческая глаголом силы Своея» (Евр.1:3). Перворожден же всея твари относится к человеку Иисуса Христа, как и перворожден из мертвых (Кол.1:18), и «перворожден во многих братиях» (Рим.8:29). Перворожден из мертвых, поколику первый из всех усопших исшедши из чрева адова воскрес из мертвых, и «ктому уже не умирает, смерть Им ктому не обладает» (Рим.6:9). Почему о сем говорил Павел: «ныне же Христос воста от мертвых, начаток умершым бысть» (1Кор.15:20). А перворожден во многих братиях, поколику первый из всех Христиан нашел от крестительных вод Иордана, как от духовных ложесн: и посему уверовавших в Него назвал братиями Своими, говоря: «возвещу имя твое братии моей» (Евр.2:12). Перворожден же всея твари, твари не древней и вещественной, но новой и духовной, яже есть собрание уверовавших в Него и оправдившихся, о которой Павел проповедывал, говоря: «темже аще кто во Христе, нова тварь: древняя мимоидоша, се быша вся нова» (2Кор.5:17). «О Христе бо Иисусе ни обрезание что может, ни необрезание, но нова тварь» (Гал.6:15). И сей-то духовной твари перворожден есть Иисус Христос, как первый в оной родившийся праведным и святым, и возобновивший Собою растленное естество человеческое. Послушай же, как Павел в следующих словах, Сына, Коего назвал он образом и перворожденным, возвещает Создателем и Творцом всей видимой и невидимой твари, заграждая уста еретиков, отрицающих Божество Его.

Кол.1:16–17. Яко Тем создана быша всяческая, яже на небеси, и яже на земли, видимая и невидимая, аще престоли, аще господствия, аще начала, ащевласти: всяческая Тем и о Нем создашася. И Той есть прежде всех, и всяческая в Нем состоятся.

«Тем», говорит, «создана быша всяческая»: и ниже «всяческая Тем и о Нем создашася». Отсюда явствует, что первое, «тем», то же значит, что и второе, «тем», и согласно с Евангельскими оными словами: «вся Тем быша, и без Него ничтоже бысть, еже бысть» (Ин.1:3). А сие, «о Нем создашася», тоже значит, что и последующее, «и всяческая в Нем состоятся», то есть, все от Его всемогущества зависит, объемлется, содержится и управляется (Смот. Злат. на он. мест.). Сказав же, что Сыном создана быша всяческая, «яже на небеси, и яже на земли», твари, кои на земли не представил поименно, как явные и известные, а кои на небесех, сии разделяет на видимые и невидимые, и видимые на небесех, то есть солнце, луну и звезды не поименовал, поколику и сии видимы суть и известны, а невидимых и неизвестных написал именования, сказав: «аще престоли, аще господствия, аще начала, аще власти». Однако ж сказал не о всех, но о четырех только; ибо он о трех уже говорил, то есть, об Ангелах, силах и Архангелах (Рим.8:38): а Моисей, Давид и Иезекииль говорили о Херувимах, Исаия же о Серафимах (1Сол.4:16; Быт.3:24; Пс.17:11; Иез.10:1; Ис.6:2). От сих же научившись,Дионисий Ареопагитский предал премирные размышления о девяти чинах Ангельских. Заметь и сие, что небожественный Апостол не сказал, бысть, ниже, родися прежде всех, но сказал: «и Той есть прежде всех». Ибо, речение, есть, изъявляет присносущное безлетное и вечное бытие Сына Божия. Научив же, что Он имеет присносущное и безлетное бытие, и есть Творец, содержитель и правитель, то есть, что Он есть Бог истинный, в следующих словах описывает человечество Его, говоря:

Кол.1:18. И Той есть глава телу церкве, Иже есть начаток, перворожден из мертвых, яко да будет во всех Той первенствуя.

От Богословия прешел к смотрению во плоти Сына и Слова. Прежде сказал, что есть Иисус Христос яко Бог, ныне же говорит, кто есть Он же самый, яко Богочеловек. Он есть начаток, перворожден из мертвых и первенствуяй во всех. Он, Сын Божий и Слово, по бесконечному Своему человеколюбию быв человек, составил из всего рода человеческого таинственное тело — Церковь, и сего тела Он есть глава, а верующие в Него суть члены: «вы есте тело Христово, и уди от части» (1Кор.12:27). Главою же Он есть, потому что как от главы истекают жизнь и движение во всякой член, и во все тело: так от Него преподаются всякому, в особенности верному и всей вообще Церкви, дары Всесвятого Духа и Божественные таинства, доставляющие вечную жизнь, и способность и силу совершать благие дела. Почему и сказал: «без Мене не можете творити ничесоже» (Ин.15:5). А начатком, перворожденным из мертвых есть, потому что Он начало есть и первенец исшедших из чрева адова, воскресших из мертвых и соделавшихся нетленными: посему Начатком перворожденным Его назвал. Соделался же начатком, перворожденным из мертвых, чтобы и по сему иметь ему над всеми первенство. Судя по Божеству Он первый яко Бог, первый яко прежде всех веков безлетно от Отца рождшийся, первый яко Зиждитель всех видимых и невидимых: судя по человечеству, первый яко виновник новой и духовной твари, то есть исполнения Церкви, первый яко перворожденный во многих братиях, первый из воскресших мертвых, яко первый разрушивший державу смерти и воскресший из мертвых. И сие-то значит: «яко да будет во всех Той первенствуя».

Евангелие от Луки, Глава 17, стихи 12-19.

И когда входил Он в одно селение, встретили Его десять человек прокаженных, которые остановились вдали  и громким голосом говорили: Иисус Наставник! помилуй нас. Увидев их, Он сказал им: пойдите, покажитесь священникам. И когда они шли, очистились. Один же из них, видя, что исцелен, возвратился, громким голосом прославляя Бога, и пал ниц к ногам Его, благодаря Его; и это был Самарянин. Тогда Иисус сказал: не десять ли очистились? где же девять? как они не возвратились воздать славу Богу, кроме сего иноплеменника? И сказал ему: встань, иди; вера твоя спасла тебя.

Тема, которой посвящено сегодняшнее евангельское повествование – это тема благодарности.

Итак, Христос совершает чудо исцеления десяти страдальцев, которые мучились долгое время своей жизни неизлечимой болезнью – проказой. Но только один единственный, который к тому же иноплеменник, возвращается к Христу, чтобы сказать ему слова благодарности.

Казалось бы, ситуация парадоксальная, откуда такая черствость, такая неблагодарность в сердцах остальных девяти? Христос с иронией замечает, как же так, а девять куда делись? Чтобы попытаться найти ответ на этот вопрос нам необходимо заглянуть прежде всего внутрь самих себя. Так ли часто мы благодарим Бога за то, что имеем?

Я не сомневаюсь, что эти девять прокаженных не пришли поблагодарить Христа за совершенное исцеление по одной простой причине: они были уверены в том, что кто-кто, а они настрадались, намучились и целиком были достойны того, чтобы над ними произошло это чудо. Лишь только тот самый иноплеменник, который был далек от мнения о своем благочестии, о своей правильной вере, нутром почувствовал, что этого исцеления вполне могло бы и не быть.

Благодарность – это важнейшее качество христианина. Это качество, которое само по себе не появляется. Это качество мы признаны возделывать в своем сердце постоянно. Неспроста самое главное таинство православный Церкви называется таинством благодарения, таинством Евхаристии. Богу не нужны наши слова благодарения, но он заповедовал нам совершать воспоминания о нем, когда мы служим божественную литургию. И это то самое главное большое спасибо, которое человек может сказать Богу.

Смирение христианина проявляется вовсе не в том, что он считает себя самым плохим, а в том, что он благодарит Бога за всё то, что имеет, прекрасно понимая, что вполне мог бы этого не иметь.
Помоги же нам, Господи, быть благодарным Тебе не только за Твои великие благодеяние, бывшие в нашей жизни, но и за каждый благословенный день бытия.

прот. Павел Великанов