Расписание богослужений

vindecarea-lunaticuluiПервое послание апостола Павла к Коринфянам. Глава IV, стихи 9-16.

Ибо я думаю, что нам, последним посланникам, Бог судил быть как бы приговоренными к смерти, потому что мы сделались позорищем для мира, для Ангелов и человеков.

Мы безумны Христа ради, а вы мудры во Христе; мы немощны, а вы крепки; вы в славе, а мы в бесчестии.

Даже доныне терпим голод и жажду, и наготу и побои, и скитаемся, 12 и трудимся, работая своими руками. Злословят нас, мы благословляем; гонят нас, мы терпим; 13 хулят нас, мы молим; мы как сор для мира, как прах, всеми попираемый доныне.

Не к постыжению вашему пишу сие, но вразумляю вас, как возлюбленных детей моих. Ибо, хотя у вас тысячи наставников во Христе, но не много отцов; я родил вас во Христе Иисусе благовествованием.

Посему умоляю вас: подражайте мне, как я Христу.

К кому адресовано сегодняшнее послание апостола Павла? К образованным жителям Коринфа, из которых и сформировалась местная христианская община. Как гениальный миссионер, апостол разговаривает с ними, полностью погружаясь в их язык, традиционные представления, культуру. Свою речь он начинает с образа, хорошо понятному жителям полиса, — когда на гладиаторский бой выводят самого отпетого преступника, обреченного на смерть. Заметим, что коринфский театр был одним из крупнейших в Римской империи и вмещал более 18 тысяч зрителей!

Итак, Бог выводит апостолов на арену языческого мира, словно обреченных на смерть гладиаторов, — но зачем? Неужели ради кровавого жестокого развлечения неистовствующей толпы? Что за шоу ожидается от оказавшихся на сцене?

Весь дальнейший рассказ апостола и есть само представление, только пропитанное тонкой иронией. Перед взорами коринфян — апостолы, которые чем-то весьма напоминают киников — очень популярное в то время направление бродячих философов, которые, словно бездомные псы, сознательно отказывались от стремления к высокому социальному положению, материальным благам, семейному счастью — считая, что всё это исключает добродетель как самое основное благо для человека. Но — только на первый взгляд апостолы похожи на киников. Для зрителей и те, и другие — сор, ничего не значащие люди — но как же отлично отношение тех, кто на арене, к самим зрителям! Киники не просто игнорировали общественные устои — они их презирали и выражали это зачастую самыми неприемлемыми для общества способами: именно отсюда и в нашем языке происходит слово «цинизм» — жёсткое, разрушительное обесценивание, с лёгкостью причиняющее боль другому. Плюнуть в лицо государственному чиновнику, высмеять богача, совершить унижающее окружающих скабрезное действо — всё это было обычным для киников.

Но что же апостолы? Они ведут себя прямо противоположным образом! Зрители ждут, что увидят нечто новенькое, на что даже киники не осмеливались — а апостолы принимают поношения с благодарностью, молятся за обидчиков, трудятся своими руками ради независимости от спонсоров. Они не просто отказываются подражать киникам — но выглядят на их фоне совершенно провально, неэффектно! Вы помните это чувство крайней неловкости, которое возникает, когда артист на сцене напрочь забывает свою роль, или священник, запутавшись в долгой проповеди, никак не может её закончить? Вот именно это чувство собственной неловкости и рождает апостол в Коринфянах: он им говорит — да, мы-то — прах, попираемый ногами, не то, что вы — великие и славные! И самое главное — а дальше-то что? Каково вам быть таковыми, зная, что мы — ничтожны? Каково жить сыну, видя собственными глазами, какому бесчестью предаётся его родной отец? Может, пришло время спуститься из зрительного ряда на сцену и встать рядом?...

Не быть циничными зрителями происходящего на жизненной арене — но спуститься к тем, кто презираем, беззащитен, обречён и слаб, — и в этом обрести своё высшее призвание — вот к чему зовёт нас сегодня апостол Павел!

Протоиерей Павел Великанов

Евангелие от Матфея, Глава 17, стихи 14-23

Когда они пришли к народу, то подошел к Нему человек и, преклоняя пред Ним колени, сказал: Господи! помилуй сына моего; он в новолуния беснуется и тяжко страдает, ибо часто бросается в огонь и часто в воду, я приводил его к ученикам Твоим, и они не могли исцелить его.

Иисус же, отвечая, сказал: о, род неверный и развращенный! доколе буду с вами? доколе буду терпеть вас? приведите его ко Мне сюда. И запретил ему Иисус, и бес вышел из него; и отрок исцелился в тот час.

Тогда ученики, приступив к Иисусу наедине, сказали: почему мы не могли изгнать его?

Иисус же сказал им: по неверию вашему; ибо истинно говорю вам: если вы будете иметь веру с горчичное зерно и скажете горе сей: "перейди отсюда туда", и она перейдет; и ничего не будет невозможного для вас; сей же род изгоняется только молитвою и постом.

Во время пребывания их в Галилее, Иисус сказал им: Сын Человеческий предан будет в руки человеческие, и убьют Его, и в третий день воскреснет. И они весьма опечалились.

Для полноты понимания этого евангельского отрывка необходимо помнить о его контексте: Христос и Его ученики «пришли к народу» сразу после события Преображения Господня. Незадолго до этого апостолы Петр, Иаков и Иоанн стали свидетелями абсолютно уникальной истории, ведь ни до Преображения, ни после ничего подобного не происходило, Господь Иисус Христос не представал перед учениками в преображенном облике, ученики никогда не видели, чтобы Его одежды «сделались белыми, как свет», а лицо Его «просияло, как солнце» (Мф. 17:2), и чтобы Он беседовал с великими пророками прошлого.

Никогда апостолы не переживали и такого чистого возвышенного восторга, как на горе Преображения. Но сразу после того, как они сошли с горы, им пришлось столкнуться с вполне заурядными человеческими бедами и с проявлениями духовной слабости. Возможно, что именно этим контрастом вызвана так сильно травмирующая многих читателей Евангелия реплика Христа Спасителя: «О, род неверный и развращенный! доколе буду с вами? доколе буду терпеть вас?».

Толкователи расходятся во мнении, к кому именно были обращены эти слова. Только к апостолам? Или же вообще ко всем израильянам? Или вовсе ко всему человечеству, неспособному к жизни по вере? У каждого толкователя есть свои аргументы, а существование разных предположений на этот счет позволяет нам самим без всякого ущерба для истины выбирать то прочтение, которое кажется наиболее достоверным. Из дальнейшего евангельского повествования мы узнаём, что Христос на вопрос учеников о том, почему они сами не смогли помочь больному ребенку, дал ответ из двух частей: в первой Он сказал о недостатке веры — не у кого-то иного, а у апостолов, ведь во второй части Своего ответа Господь именно ученикам сказал, что «сей же род изгоняется только молитвою и постом».

Сопоставляя реплику о роде неверном и развращённом с последующим диалогом с учениками, можно сделать вывод, что и замечание Христа было также адресовано апостолам. На последнем обстоятельстве стоит остановиться особо. Ни для кого не секрет, что сегодня многие христиане готовы давать советы другим людям в сложных жизненных обстоятельствах. Советы эти, как кажется, базируются на Евангелии, среди них можно услышать и прекрасный совет молиться и поститься. Но вот в чем дело: Христос эту рекомендацию обращает не к страдающему ребенку и ни к его отцу, а к тем, к кому отец мальчика обратился за помощью. Это ученикам не хватило веры, молитвы и поста для того, чтобы исцелить ребенка. Об этом стоит помнить, и всякий раз, когда к нам обращаются за помощью, если на ум не идет ничего лучшего, чем совет о молитве и посте, то этот совет не стоит изрекать вовне, его стоит обратить к самим себе и постараться его исполнить, с тем, чтобы в дальнейшем суметь оказать требуемую помощь.

Епископ Феоктист (Игумнов)

Радио "Вдохновение"

 

Видеотрансляция

";

Ссылка на страницу видео