Расписание богослужений

iscelenie-slepogo-kosnojazychnogoДеяния святых апостолов Глава XVI, 16-34

Случилось, что, когда мы шли в молитвенный дом, встретилась нам одна служанка, одержимая духом прорицательным, которая через прорицание доставляла большой доход господам своим. Идя за Павлом и за нами, она кричала, говоря: сии человеки — рабы Бога Всевышнего, которые возвещают нам путь спасения. Это она делала много дней. Павел, вознегодовав, обратился и сказал духу: именем Иисуса Христа повелеваю тебе выйти из нее. И дух вышел в тот же час.

Тогда господа ее, видя, что исчезла надежда дохода их, схватили Павла и Силу и повлекли на площадь к начальникам. И, приведя их к воеводам, сказали: сии люди, будучи Иудеями, возмущают наш город и проповедуют обычаи, которых нам, Римлянам, не следует ни принимать, ни исполнять.

Народ также восстал на них, а воеводы, сорвав с них одежды, велели бить их палками и, дав им много ударов, ввергли в темницу, приказав темничному стражу крепко стеречь их. Получив такое приказание, он ввергнул их во внутреннюю темницу и ноги их забил в колоду.

Около полуночи Павел и Сила, молясь, воспевали Бога; узники же слушали их. Вдруг сделалось великое землетрясение, так что поколебалось основание темницы; тотчас отворились все двери, и у всех узы ослабели. Темничный же страж, пробудившись и увидев, что двери темницы отворены, извлек меч и хотел умертвить себя, думая, что узники убежали.
Но Павел возгласил громким голосом, говоря: не делай себе никакого зла, ибо все мы здесь. Он потребовал огня, вбежал в темницу и в трепете припал к Павлу и Силе, и, выведя их вон, сказал: государи мои! что мне делать, чтобы спастись? Они же сказали: веруй в Господа Иисуса Христа, и спасешься ты и весь дом твой. И проповедали слово Господне ему и всем, бывшим в доме его.

И, взяв их в тот час ночи, он омыл раны их и немедленно крестился сам и все домашние его. И, приведя их в дом свой, предложил трапезу и возрадовался со всем домом своим, что уверовал в Бога.

События, о которых мы только что услышали, произошли в городе Филиппы, одной из многочисленных римских колоний. В подобных колониях на пенсии селились отставные римские солдаты. Здесь они обзаводились хозяйством и семьями. Говорили они по-латыни и подчинялись римским законам. Римское гражданство, которое они получили за верную службу империи, было для них предметом особой гордости. Видимо, служанка, которая повстречалась апостолам, была рабыней в одной из таких семей. У неё был дар — она была пифией, то есть могла предсказывать будущее. Говорится, что хозяева пользовались этой её способностью и неплохо на этом зарабатывали. Сама же девушка, очевидно, страдала от этого дара, который на самом деле, был обратной стороной одержимости. Апостолы изгоняют из неё духа, при помощи которого она пророчествовала. Человек получает исцеление и свободу. Однако, это не нравится её хозяевам. Они в ярости. Их не интересует, что человек страдал. Их не интересует воля Бога и то, что Он думает о всей этой ситуации. Их не интересует истина. Их интересует только одно — иссяк их источник дохода, они терпят убытки, жизнь перестала быть уютной и комфортной. А потому они используют свои связи, свой статус римских граждан, чтобы наказать апостолов, которые нарушают привычный им ход вещей и являются угрозой традиционному укладу и обычаям их общества.

Нередко мы принимаем за благословение Божие то, что им на самом деле может и не являться. Это может быть всё что угодно: мои собственные таланты, люди, которые меня окружают, ситуации, в которых я оказываюсь. То, что я могу посчитать подарком судьбы, то, встреча с чем кажется мне судьбоносной, то, что будоражит мои чувства, доставляет удовольствие, даёт надежду, ощущение жизни и полёта, может в то же самое время приносить вред как мне самому, так и тем, кто меня окружает. Нередко увидеть эту обратную сторону мне мешают собственный эгоизм и больная самость. Как только меня пытаются лишить источника вдохновения, они начинают страдать и всячески сопротивляться этому. Именно здесь и обнаруживается моё безумие и болезненная одержимость.

И наоборот, нередко свидетельством и спутником подлинного духовного дарования является какая-то неприглядная вещь, которую мы можем даже посчитать за дефект, так как она доставляет нам массу неудобств. Как не вспомнить апостола Павла, который сетовал: «дано мне жало в плоть, ангел сатаны, удручать меня». Великий проповедник имел какой-то телесный или же душевный недуг, который выступал обратной стороной его духовных дарований. Как сам он говорил: «чтобы я не превозносился чрезвычайностью откровений».

А потому постараемся в своей духовной жизни быть внимательней. С одной стороны, не будем спешить избавляться от того, что нам не нравится и доставляет определённые неудобства, с другой стороны, не будем торопиться заключать в объятья то, к чему, как нам кажется, мы стремились всю свою жизнь. Что бы ни встретилось нам на нашем пути, постараемся остановиться, успокоиться, глубоко подышать и вознести молитву к Богу. А потом наберёмся терпения и подождём. Он обязательно даст чёткий и вразумительный ответ.

Священник Дмитрий Барицкий

Евангелие от Иоанна, Глава 9, стихи 1-38

И, проходя, увидел человека, слепого от рождения. Ученики Его спросили у Него: Равви! кто согрешил, он или родители его, что родился слепым? Иисус отвечал: не согрешил ни он, ни родители его, но это для того, чтобы на нем явились дела Божии. Мне должно делать дела Пославшего Меня, доколе есть день; приходит ночь, когда никто не может делать. Доколе Я в мире, Я свет миру.

Сказав это, Он плюнул на землю, сделал брение из плюновения и помазал брением глаза слепому, и сказал ему: пойди, умойся в купальне Силоам, что значит: посланный. Он пошел и умылся, и пришел зрячим.

Тут соседи и видевшие прежде, что он был слеп, говорили: не тот ли это, который сидел и просил милостыни? Иные говорили: это он, а иные: похож на него. Он же говорил: это я. Тогда спрашивали у него: как открылись у тебя глаза? Он сказал в ответ: Человек, называемый Иисус, сделал брение, помазал глаза мои и сказал мне: пойди на купальню Силоам и умойся. Я пошел, умылся и прозрел. Тогда сказали ему: где Он? Он отвечал: не знаю.

Повели сего бывшего слепца к фарисеям. А была суббота, когда Иисус сделал брение и отверз ему очи. Спросили его также и фарисеи, как он прозрел. Он сказал им: брение положил Он на мои глаза, и я умылся, и вижу. Тогда некоторые из фарисеев говорили: не от Бога Этот Человек, потому что не хранит субботы. Другие говорили: как может человек грешный творить такие чудеса? И была между ними распря.

Опять говорят слепому: ты что скажешь о Нем, потому что Он отверз тебе очи? Он сказал: это пророк. Тогда Иудеи не поверили, что он был слеп и прозрел, доколе не призвали родителей сего прозревшего и спросили их: это ли сын ваш, о котором вы говорите, что родился слепым? как же он теперь видит? Родители его сказали им в ответ: мы знаем, что это сын наш и что он родился слепым, а как теперь видит, не знаем, или кто отверз ему очи, мы не знаем. Сам в совершенных летах; самого спросите; пусть сам о себе скажет.

Так отвечали родители его, потому что боялись Иудеев; ибо Иудеи сговорились уже, чтобы, кто признает Его за Христа, того отлучать от синагоги. Посему-то родители его и сказали: он в совершенных летах; самого спросите.

Итак, вторично призвали человека, который был слеп, и сказали ему: воздай славу Богу; мы знаем, что Человек Тот грешник. Он сказал им в ответ: грешник ли Он, не знаю; одно знаю, что я был слеп, а теперь вижу. Снова спросили его: что сделал Он с тобою? как отверз твои очи? Отвечал им: я уже сказал вам, и вы не слушали; что еще хотите слышать? или и вы хотите сделаться Его учениками? Они же укорили его и сказали: ты ученик Его, а мы Моисеевы ученики. Мы знаем, что с Моисеем говорил Бог; Сего же не знаем, откуда Он. Человек прозревший сказал им в ответ: это и удивительно, что вы не знаете, откуда Он, а Он отверз мне очи. Но мы знаем, что грешников Бог не слушает; но кто чтит Бога и творит волю Его, того слушает. От века не слыхано, чтобы кто отверз очи слепорожденному. Если бы Он не был от Бога, не мог бы творить ничего. Сказали ему в ответ: во грехах ты весь родился, и ты ли нас учишь? И выгнали его вон.

Иисус, услышав, что выгнали его вон, и найдя его, сказал ему: ты веруешь ли в Сына Божия? Он отвечал и сказал: а кто Он, Господи, чтобы мне веровать в Него? Иисус сказал ему: и видел ты Его, и Он говорит с тобою. Он же сказал: верую, Господи! И поклонился Ему.

Для современного человека Церковь нередко ассоциируется с запретами. И это неслучайно, ведь человек, который решит стать христианином, сразу же услышит, что ему теперь много чего нельзя. Естественно, своя техника безопасности есть в любой области и вера не исключение, но в запретах ли суть? Ответ на этот вопрос мы слышим в отрывке из 9 Главы Евангелия от Иоанна, которое сегодня звучит в православных храмах за богослужением.

Большую часть сегодняшнего евангельского чтения составляют попытки иудеев разобраться в том, что же на самом деле произошло со слепорождённым. Успокоиться они не могут, потому что перед ними два противоречащих друг другу факта. Первый заключается в том, что Бог запретил работать в субботу. Второй же в том, что Иисус сотворил явное и совершенно поразительное чудо, которое ничем, кроме вмешательства Божьего, объясниться не может. В итоге, хотя их окончательного решения мы не видим, общее настроение таково, что формальное исполнение заповеди важнее, чем реальность. И ведь их не спрашивают о чём-то гипотетическом и только возможном... Нет, они уже видят свершившееся чудо, но не хотят признавать очевидного: Бог руками Иисуса из Назарета совершил чудо в субботу. Конечно, они не могли предъявлять претензии Богу, поэтому они готовы обвинять Иисуса, слепца и его родителей... Вместо того, чтобы, не сомневаясь в Божией благости, задуматься над тем, почему же это чудо произошло.

Почему вообще в Ветхом Завете существовали запреты и правила? Они имели двойное предназначение: некоторые из них действительно оберегали человека от зла и нравственной порчи, другие же скорее структурировали жизнь, наполняли её даже в бытовых мелочах памятью о Боге. Когда иудеи соблюдали субботу, они вспоминали о божественном покое. Однако сам покой Божий есть образ, ведь Бог не нуждается ни в каком отдыхе. То есть суббота была важна для людей, а не для Бога. Для Бога же было важно состояние их сердец.
Собственно, Христос мог совершить чудо в другой день, мог не делать специальной мази, но он поступил именно так, потому что ему было важно задеть за живое, побудить задуматься... И в итоге понять, что кроме покоя физического есть ещё духовный покой и для человека он в том, чтобы поступать по Божьему, поступать по любви.

священник Стефан Домусчи.

Радио "Вдохновение"

Видеотрансляция

";

Ссылка на страницу видео