pilda-celor-poftiti-la-cina-8Послание к Колоссянам зачало 257 глава 3:4–11

Братия, когда явится Христос, жизнь ваша, тогда и вы явитесь с Ним во славе. Итак, умертвите земные члены ваши: блуд, нечистоту, страсть, злую похоть и любостяжание, которое есть идолослужение, за которые гнев Божий грядет на сынов противления, в которых и вы некогда обращались, когда жили между ними. А теперь вы отложите все: гнев, ярость, злобу, злоречие, сквернословие уст ваших; не говорите лжи друг другу, совлекшись ветхого человека с делами его и облекшись в нового, который обновляется в познании по образу Создавшего его, где нет ни Еллина, ни Иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, Скифа, раба, свободного, но все и во всем Христос.

Всякое вещественное здание тогда бывает непоколебимо и твердо, когда архитектон положит под оное твердое и незыблемое основание. Нравственный архитектон Павел твердое и незыблемое основание положил духовному зданию нравственного своего наставления — истину и верность второго Иисус Христова явления, и что предстанут тогда люди пред Божественною Его славою.

На сем крепчайшем основании устроил и утвердил он весь состав спасительного своего нравоучения, исчислив виды греха, наименовав оные ветхим человеком и завещав нам, совлекшись оного ветхого, облещись в человека нового, который есть истинный образ Божий. Убеждает же таковое учение всякий ум и подкрепляет всякое сердце человека. Ибо ежели никто не дерзает предстать пред лице земного Царя в одеждах измаранных, но одевается сперва в одежды чистые, и украшается сколько возможно лучше, потом предстает лицу его: то как мы дерзнем явиться пред лицем Царя царствующих Иисуса Христа, ежели прежде не омоем нечистоту греховную и не украсимся светлостию добрых дел? А что сие одеяние делает нас достойными предстать лицу Спасителя нашего, то подтвердил, сказав, что ни на род, ни на достоинство, ни на чин, ни на другое что-либо, что мир почитает великим или малым, не взирает Бог, но только на дела добродетели. Послушайте, братия мои, толкование сих Богодухновенных слов, чтобы силою Божественной благодати просветившись, сложить с себя скверную одежду греха и воспринять чистое и брачное одеяние добродетели, и таким образом чтобы явиться вам в день суда пред лице Иисус Христово в позлащенные ризы благих дел одеянными и преукрашенными, явиться достойными стать в лик Святых и приобщиться вечного Царствия.

Кол.3:4. Братия, егда Христос явится, живот ваш, тогда и вы с Ним явитеся в славе.

До страдания и воскресения Иисус-Христова души человеческие по причине прародительского греха мертвы были, яко лишенные Божественной благодати: и тела их по смерти не восставали, но пребывали вечно мертвыми и разрушившимися. Восстав из мертвых, Иисус Христос души человеческие возоживотворил, даровав им дары Всесвятого Духа, и тела оживил, дав им силу и благодать воскресения. Посему-то Христос есть живот наш, как и Сам Он тому учит, сказав: «Аз есмь воскресение и живот» (Ин.11:25). В мире сем неверные не знают и не верят тому, что Иисус Христосесть живот и Сын Бога истинного, верные же знают, но только отчасти верою. «От части бо разумеваем» (1Кор.13:9). А в день второго пришествия Его: «егда приидет в славе Своей, тогда, еже от части, упразднится» (Мф.25:31; 1Кор.13:10). Ибо тогда всем откроется, и все познают и узрят, что Он есть Животодатель и Бог всесильный. «И узрит Его всяко око» (Откр.1:7). Говорит убо Апостол, что, когда Христос — живот наш — явится во втором Его пришествии пред всеми от века человеки, тогда и вы, Колоссаи, явитесь пред Ним, да насладитесь Божественной Его славы. А поелику никто не получает сию благодать, как только победитель греха, посему завещевает следующее, говоря:

Кол.3:5. Умертвите убо уды ваша, яже на земли, блуд, нечистоту, страсть, похоть злую и лихоимание, еже есть идолослужение.

Прежде сказал: «умросте бо» (Кол.3:3). Почему убо теперь говорит: «умертвите убо уды ваша, яже на земли»? Какие, говорит «уды, яже на земли»? «Они крестившися умерли миру, спогребшеся Христу крещением» (Кол.2:12). Осталась однако в них наклонность ко греху и свобода стремиться к оному, или к делам добродетели. «Умертвите убо», значит сие: истребите и соделайте мертвою и самую наклонность ко злу, от которой рождается блуд и нечистота, и страсть, и злая похоть, и лихоимание. Сии же грехи назвал удами нашими на земли, то есть, удами земными, потому что оные соделываются удами земного нашего тела: и блуд назвал по имени, а других плотских грехов имена каждого в особенности умолчал по причине гнусности и срамоты их. «Бываемая бо отай от них, срамно есть и глаголати»(Еф.5:12). Но назвал оные вообще «нечистотою», потому что оскверняют душу и тело, и страстию, потому что страждет поистине и мучится жегомый оными. Похоть же сказал злую, потому что есть похоть и добрая. Когда мы желаем дел греховных, тогда желание наше есть злое, а когда дел добродетельных, тогда желание есть доброе. Почему и Пророк Даниил назван «муж желаний», яко желатель добрых дел (Дан.10:11). Сим «похоть злую», означил похоть всякого греха. Почему же сказал, что лихоимание есть идолослужение? Потому что как идолослужители, составляя идолов из золота, серебра и камня, и из всякого другого вещества, на них полагали всю надежду иметь себе благополучие: так и лихоимцы, собирая всякие стяжания, надеются от оных всякую иметь себе защиту, услаждение и успокоение.

Кол.3:6. Ихже ради грядет гнев Божий на сыны противления.

За сии, говорит, дела, то есть за плотские грехи, за злые похоти и лихоимание, «грядет гнев Божий», то есть, гневается и наказует Бог «сынов противления», сынов непокоривых и не повинующихся Божественным Его велениям. Наказует же за оные не только в будущей жизни, осуждая непокоривых на вечные мучения, но и в настоящей, посылая на них страшные казни. Гнев Божий пришел на студодействовавших при Ное, и потопил их, и на студодейных в Содоме, и пожег их. «Гнев Божий взыде на Исраильтян», похотствовавших злою похотию в пустыне: «и уби множайших их» (Пс.77:31, 105:14). Гнев Божий пришел на лихоимного Ахаава: почему свинии и пси полизали кровь его, и в оной «измылися блудницы по глаголу Господню, егоже глагола» (3Цар.22:38). Кои же из сынов противления не наказуются в настоящей жизни, те собирают себе «гнев в день гнева и откровения праведнаго суда Божия» (Рим.2:5), и блюдутся всеокаянные на день зол (Притч.16:4).

Кол.3:7–9. В нихже и вы иногда ходисте, егда живясте в них. Ныне же отложите и вы та вся, гнев, ярость, злобу, хуление, срамословие от уст ваших. Не лжите друг на друга.

Ярость убо и гнев различны суть между собою? Различны как имена, так и означаемые оными вещи (Икум. в он. мест.). Ярость есть волнение крови и сильное воспаление: а гнев есть печаль продолжительная и стремление к отмщению обидевшим. Почему когда душа устремляется к отмщению, то страсть таковая называется гнев. Злобою назвал здесь памятозлобие, что самое в другом месте горестию называет: хулением же поношения (Еф.4:31). А сие «от уст ваших», хотя кажется излишним, потому что мы не иным каким членом поносим и срамословим, как токмо устами: однако оно не излишне, поелику сим Апостол означил, что хуления и срамословия оскверняют не токмо слух слушающих, но и уста то говорящего, кои созданы от Бога для славословия и хваления Его, для исповедания православной веры, и для полезного наставления ближнему. О лжи же, имеющей изобретателем и отцем своим диавола, поелику он «лжец есть, и отец лжи» (Ин.8:44), и в послании ко Ефесеям то же самое пространнее писал, говоря: «темже отложше лжу, глаголите истину кийждо ко искреннему своему: зане есмы друг другу удове»(Еф.4:25). Заметь при сем, как Апостол, говорив сперва о плотских грехах, и сказав: «в нихже и вы иногда ходисте», то есть, таковые грехи и вы, Колоссаи, соделовали прежде, когда будучи идолопоклонниками, преданы были оным и как рабы оным работали: потом предохраняет их, завещевая, дабы в то время, когда сочетались Христу, отринули все грехи. «Ныне же отложите и вы та вся», и самые, то есть, почитаемые малейшими грехи сии, гнев, ярость, злобу, хуление, срамословие и ложь. Таким образом представив все грехи и все добродетели, завещевает тех удаляться, а сии соделовать, говоря:

Кол.3:9–10. Совлекшеся ветхаго человека с деянми его: И облекшеся в новаго, обновляемаго в разум, по образу Создавшаго его.

Человеком назвал Апостол произволение человека, главнейшую его часть, взяв сущность его (Смот. Злат. в он. месте): ветхим убо человеком назвал произволение, предавшееся злым делам, как расслабленное и расстроенное, каковы бывают и люди до глубокий старости достигшие: новым же или юным, произволение, соделывающее дела добродетельные, как сильное и крепкое, каковы бывают и люди в цветущем возрасте юношества находящиеся. Вот при сем, назвав злое произволение ветхим человеком, открывает и свойства такового иносказательного человека (Смот. Феоф. в он. месте): вместо души положил злую похоть, вместо сердца — гнев и ярость, вместо детородных удов — блуд, нечистоту и страсть, вместо рук — лихоимание, вместо уст — хулу, срамословие и ложь, назвав оные земными его удами (Кол.3:5), А поелику мы не токмо произволением, то есть, умом и мыслию, но и деятельно самыми делами согрешаем, посему сказал: «ветхаго человека с деянми его». О новом же человеке, то есть о благом произволении, сказал, что оно, обновляясь в разуме, то есть премудро и разумно, делается образом и подобием точным Создавшего оное. Учит убо Апостол Божий предлежащими словами тому, чтобы отринули мы от произволения нашего и мысленный, и деятельный грех, и восприяли добродетель, возобновляя оною произволение наше с познанием и разумением, доколе восстановится в нас образ Божий, представляющий Божественные Его черты.

Кол.3:11. Идеже несть Еллин, ни Иудей, обрезание и необрезание, варвар и скиф, раб и свободь, но всяческая и во всех Христос.

С каким здесь намерением Павел приводит Еллина и Иудея, обрезанного и необрезанного, варвара и Скифа, раба и свободного? Мы слышим, что Иудеи требовали чудес, и Еллины схоластических доказательств: «Иудеи знамения просят, и Еллины премудрости ищут» (1Кор.1:22): думая так, что единая оных сила убеждает их к принятию Евангельской истины. Павел же проповедывал всюду, что не сила чудес и не доказательства премудрости мирской убеждают верить во Иисуса Христа, но Сам Иисус Христос, будучи сила и Премудрость Божия, влечет и убеждает достойных к тому, да веруют и соединятся с Ним. «Мы же», говорил он, «проповедуем Христа распята, Иудеем убо соблазн, Еллином же безумие. Самим же званным Иудеем же и Еллином Христа, Божию силу и Божию премудрость»(1Кор.1:23–24). Иудействующие принуждали учеников Христовых обрезываться. «Аще не обрежетеся», говорили, «по обычаю Моисеову, не можете спастися» (Деян.15:1). Павел же проповедывал, говоря: «о Христе бо Иисусе ни обрезание что может, ни необрезание, но вера любовию поспешествуема» (Гал.5:6). Мы слышим, что Иудеи хвалились свободою рода их и благородством отцев их, говоря: «семя Авраамле есмы, и никомуже работахом николиже: отец наш Авраам есть» (Ин.8:33, 39). Иисус же Христос ответом Своим научил, что сие нимало не пользует к тому, чтобы получить спасение. «Всяк творяй грех», сказал Он, «раб есть греха» (Ин.8:34). «Аще чада Авраамля бысте были, дела Авраамля бысте творили» (Ин.8:39). Сверх сего Павел уверяет яснейшим образом, что все во Христа крестившиеся, Иудеи, Еллины, рабы, свободные, мужи и жены равночестны суть пред Ним, и почитаются у Него за едино и тоежде. «Несть», сказал, «Иудей, ни Еллин: несть раб, ни свободь: несть мужеский пол, ни женский: вси бо вы едино есте о Христе Иисусе» (Гал.3:28). Сии убо имена представил он Колоссаям для того, чтобы показать, что для заповедуемого им обновления, которое делает нас образами Божиими, то есть, возводит нас к совершенству во Христе, не нужны ни премудрость, искомая Еллином, ни чудеса, искомые Иудеями, ни обрезание иудейское, ни необрезание язычников, ни невежество варвара, ни дикость Скифа, ни рабство раба, ни свобода свободного. Ибо для такового обновления Иисус Христос разрушает все препятствия, и подает всякую помощь всем в Него верующим. Но всяческая и во всем Христос.

Евангелие от Луки. Глава 14; Стихи 16-24

Сказал Господь притчу сию: один человек сделал большой ужин и звал многих, и когда наступило время ужина, послал раба своего сказать званым: идите, ибо уже всё готово. И начали все, как бы сговорившись, извиняться. Первый сказал ему: я купил землю и мне нужно пойти посмотреть ее; прошу тебя, извини меня. Другой сказал: я купил пять пар волов и иду испытать их; прошу тебя, извини меня. Третий сказал: я женился и потому не могу прийти. И, возвратившись, раб тот донес о сем господину своему. Тогда, разгневавшись, хозяин дома сказал рабу своему: пойди скорее по улицам и переулкам города и приведи сюда нищих, увечных, хромых и слепых. И сказал раб: господин! исполнено, как приказал ты, и еще есть место. Господин сказал рабу: пойди по дорогам и изгородям и убеди прийти, чтобы наполнился дом мой. Ибо сказываю вам, что никто из тех званых не вкусит моего ужина, ибо много званых, но мало избранных.

Чтобы понять притчу о званых, необходимо вспомнить историю. Для того времени любое пиршество – это не просто повод посидеть, поговорить, покушать. Это, прежде всего, – часть важного ритуала. Ритуала, который выстраивал определенную иерархию в отношениях между людьми. И абы кого, естественно, на пир не звали.

И с этой точки зрения, перед нами раскрывается смысл притчи в несколько ином контексте, чем мы зачастую понимаем. Дело в том, что люди, которых позвали на брачный пир и которые отказались прийти, на самом деле как бы говорили хозяину – мы, конечно, тебя уважаем, но у нас есть гораздо более важные дела. Ничего, мы в следующий раз придем.

И так получилось, что среди званых людей не оказалось ни одного, кто предпочел бы оказать честь позвавшему их хозяину, вместо того, чтобы заняться своими житейскими делами. Всё это приводит хозяина в ярость – он приказывает слуге выйти на улицу, и собрать первых попавшихся, какими бы странными, убогими, несчастными они не были. И таким образом пир наполняется совсем не теми, ради кого был затеян.

О чем эта притча? Эта притча о том, что наше представление о самих себе, и то как Бог нас видит, – не тождественные вещи. Иудеи были абсолютно уверены в том, что они имеют исключительные права на общение с Богом, ведь именно с ними был заключен завет. Именно им был дарован закон Моисеев.

Эта притча призывает нас задуматься над темой избранничества Божественного. Иногда мы думаем, что та или иная форма веры, соблюдение тех или иных правил благочестия гарантирует нам эту избранность Божию. На самом же деле, её не может гарантировать ничто, кроме самого Бога.

Если внимательно всмотреться внутрь самих себя, мы можем увидеть, что не так уж и редко мы оказываемся в положении этих зазнавшихся благородных людей, которые слышат призыв Божий, но им пренебрегают. Ничего, в следующий раз пойдем в храм, ничего, в другой раз исповедуемся, помолимся, причастимся.

А ведь на самом деле другого раза в нашей жизни может и не быть, и на нашем месте в храме может оказаться совершенно случайный, другой человек. Тот самый нищий и убогий, который услышав призыв Божий, тотчас последовал за ним и не стал отговариваться своими житейскими попечениями.

прот. Павел Великанов