1896447Спасение заключается в возвращении общества с Богом. Это общение потерял весь род человеческий грехопадением праотцев (свт. Игнатий Брянчанинов).
***
Чтобы восстановить общение человека с Богом, иначе, для спасения, необходимо было искупление. Искупление рода человеческого было совершено не Ангелом, не Архангелом, не каким-нибудь еще из высших, но ограниченных и сотворенных существ, – совершенно было Самим беспредельным Богом (свт. Игнатий Брянчанинов).
***
Надо отворить Ему – Господу дверь. Ключ от двери сей: огненная ревность и безжалостное самоотвержение (свт. Феофан, Затв. Вышенский).
***
Смотрите, да никто не говорит: много нагрешил я, нет мне прощения. Кто говорит это, тот не знает, что Бог есть Бог кающихся, пришел на землю ради злостраждущих и сказал: радость бывает о единем грешнице кающемся (ср.: Лк.15, 10); и еще: не приидох призвати праведных, но грешныя в покаяние (Лк.5, 32) (прп. Ефрем Сирин).

***
Не должно, братия, отчаиваться в спасении, имея матерь – покаяние. Не должно, возлюбленные, терять надежду на спасение, когда утешает нас такая матерь. Уловленных зверем вводило оно в рай к Богу, ужели отвратится от нас? Помиловало их, бывших вне Церкви, неужели не умилосердится к нам? Обращается с советами к неуверовавшим еще, ужели отвергнет нас, уже уверовавших? (прп. Ефрем Сирин)
***
Душа, раз отчаявшаяся в своем спасении, никогда не отстанет от безумия, но, отдав бразды своего спасения безрассудным страстям, носится повсюду, внушая ужас встречным, так что все ее избегают и никто не осмеливается удержать, она бежит через все места нечестия, пока наконец, увлекаемая в самую бездну погибели, не низвергнет своего спасения (свт. Иоанн Златоуст).
***
Бесстрастие устанавливается памятью Божиею (прп. Илия Екдик).
***
...Главное для меня из всех благ то, чтобы жизнью моею прославлялось имя Божие (свт. Григорий Нисский).
***
... Если ты не уверен в благах будущих, то поверь им на основании настоящих, которые уже получил (свт. Иоанн Златоуст).
***
Проявление ее <благодати> открывается по мере ревности каждого быть верным вере, но паче сего помощью и благоволением Господа Иисуса Христа (патр. Каллист и ин. Игнатий).
***
... Ведение Бога приобретает с чистым сердцем упражняющийся в чтении Божественных Писаний (прп. Ефрем Сирин).
***
Кто с чистым намерением ищет Бога, тот страшится, чтобы не прогневать Его (прп. Авва Исаия).
***
Когда кто в крайней беде находится и встретит указание на исход он за сие. Так и дух наш, вняв благовестию спасения в Господе, всею силою емлется за него с благонадежием и готовностию все сделаться причастником евангельских благ. Такое настроение нашего духа делает его готовым к богоообщению, и благодать Святого духа, действовавшая доселе совне, возбуждая, вселятся внутрь не непосредственно, а через посредство таинства. Верующий кается, крестится и приемлет дар Святага Духа (Деян. 2, 38). Сие и есть действо богообщения — живого и действенного. Так осязательно проявлялось сие действо во время первоначальной проповеди святых апостолов, так проявлялось оно и после них и проявляется доселе, когда все при сем с нашей стороны исполняется должностно.
Не все совершает один Дух Божий. Требуется нечто и от нас, и это нечто — немаловажно. Дух Божий возбуждает, благовестие указывает, за что взяться. Сие от Бога. Но сделав сие, Бог останавливается и ждет нашего произволения. Первыми действиями Своими Бог как бы спрашивает: хочешь выйти из беды? Вот что делай. Момент сей самый важный. Склонится кто на указание – открывает вход дальнейшим действиям благодати, которая и вводит его потом в область спасенных. Не склонится — пересекает дальнейшие действия благодати, и таковой остается в среде погибающих. Апостол Павел проповедует в ареопаге. После проповеди святой Дионисий и еще кое- кто идут вслед его крестятся, а из прочих кто говорит: «Чему это учит суесловный сей?», а кто: «Приходи в другой раз, послушаем тебя». Бог никого не волит спастися, а предлагает на выбор и только того, кто изберет спасение, спасает. Если б не требовалось наше произволение, Бог всех в одно мгновение сделал бы спасенными, ибо всем хощет спастися. Да тогда и совсем не было бы погибающих. А произволение наше не всегда разумно бывает, упорничает и Самому Богу не внимает. Вот и гибнем (свт. Феофан, Затворник Вышенский).
***
...Готовность, иначе усердие работать Господу, или ревность о богоугождении, или решимость посвятить себя на служение Господу точным исполнением Его заповедей (что все одно и то же: слова разны, а дело одно), составляет жизнь духовную. Когда есть эта готовность, жизнь духовная есть, а когда нет ее, нет и жизни духовной. Когда ее не станет, это то же, что дыхание духовное прекратиться и сердце духовное перестанет биться: дух или умирает, или замирает. Потому-то первая забота вступающего на Божий путь и должна быть о том, чтобы всячески поддерживать и подогревать эту готовность, ревность и усердие. Можно этим одним и все последующие правила ограничить, то есть береги только эту ревность и готовность, она сама научит и постоянно будет научать, что как сделать и как когда поступить (свт. Феофан, Затворник Вышенский).
***
О духовном подвиге.
Бог вложил в душу человека силу. От человека за¬висит, как ее использовать — во благо или во зло. Если добро уподобить прекрасному саду, полному цветов, деревьев и трав, а зло — колючкам, силу же уподобить воде, тогда может произойти следующее: когда воду мы направляем в сад, тогда растут все растения, зеленеют и цветут, оживают. В то же время колючки, не получая воды, засыхают и пропадают. И наоборот.
Не увлекайтесь изгнанием зла. Христос желает видеть нас такими, чтобы мы не занимались страстями и врагом. Направляйте воду, то есть всю силу своей души, на цветы и тогда будете радоваться их красоте, благоуханию и свежести.
Оставьте зло. Взирайте на Христа, и Он спасет вас. Вместо того чтобы стоять за дверью и прогонять врага, презрите его. Зло приходит с этой стороны? Отстранитесь оттуда, спокойно переводя ваше внимание в другую стор¬ну. То есть зло приходит, чтобы нанести вам оскорбление, обиду? А вы предайте свою внутреннюю силу добру, Христу. Помолитесь: Господи Иисусе Христе, помилуй мя. Он знает, как, каким образом помиловать вас. И когда вы исполняетесь благом, тогда уже не обращаетесь ко злу. Вы сами по благодати Божией стано¬витесь хорошими. Где тогда злу найти место? Оно исчезает!
Со Христом возможно все. Где труд и усилия, предпринятые для того, чтобы стать тебе хорошим? Все просто. Призовите Бога, и Он превратит все в добро. Если Ему отдадите свое сердце, тогда для чего-либо другого не останется места. Когда облечетесь во Христа, тогда для добродетели не нужно будет предпринимать никаких усилий. Он подаст вам ее. Вами овладевает страх и разочарование? Обратитесь ко Христу. Возлюбите Его просто, смиренно, без каких-либо требований, и Он Сам освободит вас. Обратитесь ко Христу и со смирением и надеждой скажите, как апостол Павел: Кто избавит меня от сего тела смерти? (Рим. 7, 24). Начните двигаться ко Христу, и тогда Он придет тотчас. Тут же подействует Его благодать.
Два пути ведут нас к Богу: путь суровый и утомительный, с жестокими сражениями против зла, и легкий путь посредством любви. Многие люди избрали суровый путь и «пролили кровь, чтобы принять Дух», доколе не достигли великой добродетели. Я нахожу, что самый краткий и верный путь — это путь любви. Им следуйте и вы. Не боритесь за то, чтобы изгнать тьму из клети своей души. Откройте маленькое отверстие, чтобы проник свет, и тьма исчезнет. То же в отношении страстей и немощей. Не воюйте с ними, но преображайте в силу, презирая зло. Занимайте себя тропарями, канонами, усердным служением Богу, Божественной любовью. Все наши святые церковные книги: Октоих, Часослов, Псалтирь, Минеи — содержат святые слова, слова любви ко Христу. Читайте их с радостью, любовью и веселием. Когда предадите себя этому старанию с жаждой, тогда душа ваша освятится самым мяг¬ким и таинственным образом, вы и сами не поймете, как это произойдет.
Не избирайте для своего исправления негативных способов. Не нужно ни диавола бояться, ни ада, ничего. Это провоцирует сопротивление. У меня тоже есть небольшой опыт в этом. Цель состоит не в том, чтобы ранить себя, насиловать себя, стараясь стать лучше. Цель состоит в том, чтобы жить, поучаться, молиться, преуспевать в любви, в любви Христовой, в любви Церкви.
Не сражайтесь с искушением напрямую, не просите, чтобы оно ушло, не говорите: «Убери его, Боже мой!» Тогда вы придаете значение искушению, и оно душит вас. Потому что, несмотря на то, что вы говорите: «Убери его, Боже мой!» — несмотря на это, вы помните о нем и подогреваете его еще больше. Желание освободиться от искушения, конечно, будет, но оно будет в глубокой тайне, оно будет тонким, незаметным. Это будет происходить тайно. Вспомните, что говорит Священное Писание: Пусть левая рука твоя не знает, что делает правая (Мф. 6, 3). Вся ваша сила пусть обратится к любви Божией, к Его служению, пусть прилепится к Нему. Таким образом, освобождение от зла и немощей произойдет таинственно, без вашего ведома, без труда. Такие усилия предпринимаю и я. Я нашел, что это лучший способ освящения, бескровный. То есть лучше предаться любви, читая каноны, тропари и псалмы. Это поучение и наслаждение без моих собственных усилий приводит мой ум ко Христу и услаждает сердце. В то же время я молюсь, с жаждой простирая руки, с любовью, с радостью, и Господь поднимает меня к Своей любви. В этом и заключается наша цель — прийти туда. Что вы скажете, разве этот путь не бескровен? (Старец Порфирий Кавсокаливит «Житие и слова»)
***
Когда кто-либо становится пленником добра, избавляется от греха и в нем живет Христос.
В нас два мира, добрый и злой. Оба мира черпают силу из одного источника. Эта сила похожа на батарейку. Если к батарейке подключается злой мир, то ведет нас к гибели. Но если подключается добрый мир, тогда все в нашей жизни становится прекрасным, покойным и Божественным. Та же самая сила подпитывает как наше доброе «Я», так и наше злое «Я». Каждый раз мы — пленники одного из двух: либо доброго, либо злого. Будем стремиться быть пленниками добра, а не зла. Я вам приведу такой пример. Во всем мире существуют электромагнитные волны, но мы их не воспринимаем. Лишь только включим свой приемник, тогда слышим их, ощущаем.
То же самое происходит, когда мы входим в духовный мир. Мы живем Христом, парим! Тогда мы чувствуем великую радость и имеем чудный духовный опыт. Тогда постепенно мы становимся пленниками добра, пленниками Христовыми. И когда кто-либо станет пленником добра, тогда не может злословить, не может ненавидеть, не может лгать. Не может, даже если и захочет. Как может войти в душу лукавый, чтобы вселить отчаяние, разочарование, леность и подобное тому? Божественная благодать наполняет человека, и зло не может войти внутрь. Страсти не могут войти, когда душевная клеть человека наполнена его духовными друзьями, которые живут в небесной выси, в бесконечности, я имею в виду ангелов, святых, мучеников, а главным образом — Христа. Противоположное происходит, когда кто-либо становится пленником ветхого человека. Тогда им начинает обладать злой дух и человек не может делать добро, умножает зло, осуждение, гнев и тому подобное.
Когда он предлагает вам зло, будьте гибкими и поворачивайтесь к добру. Любое зло преобразуйте, превращайте в добро. Такое преобразование бывает лишь по благодати. Вода, например, становится вином на браке в Канне. Вот превращение. Дает Свое благоволение Тот, кто превыше естества... Это сверхъестественно. Конечно, вода может стать вином или маслом и при помощи химических элементов и стать как настоящее. Но это не будет истинным. Подлинное преобразование совершает Божественная благодать. Чтобы это произошло, человек должен предать себя Христу всем сердцем и всею душею (Мк. 12, 30).
Вспомните первомученика Стефана. Он был охвачен Богом и, несмотря на то что был гоним и побиваем камнями, говорил о своих гонителях: Господи! Не вмени им греха сего (Деян. 7, 60). Почему святой Стефан повел себя так? Очень просто: потому что иначе поступить и не мог. Он был пленником добра. Думаете, это легко, когда в вас кидают целую кучу камней? Попробуй-ка, чтобы в тебя кинули хотя бы одним камнем! Ты хорош до тех пор, пока в тебя не кинут камнем! Ах, вот тогда и начнешь кричать: «Хулиган!» и тому подобное. Это показывает, что нами владеет злой дух. И тогда куда войти Христу, где Ему остановиться? У нас внутри все место занято. Но лишь только мы войдем в духовную жизнь, лишь только войдем во Христа, все изменяется. И даже если человек был вором, перестает красть, если был убийцей, перестает убивать, будь он хоть кровопийцей, злым и злопамятным человеком... Все прекращается. Прекращается грех, и живет Христос. Так говорил и апостол Павел: И уже не я живу, но живет во мне Христос (Гал. 2, 20).
Свобода не достижима, если мы не освободим своего внутреннего человека от путаницы и страстей. И это, конечно, бывает лишь при помощи Христа. Радость — во Христе. Христос страдание превращает в радость.
В том наша Церковь, наша радость, это для нас всё. И человек сегодня ищет этого. И потому он берет яд и наркотики, чтобы прийти в мир радости, но ложной радости. Он что-то чувствует в тот момент, но назавтра он разбитый. Это все время его удручает, снедает, сокрушает, сжигает. В то время как предание себя Христу возрождает человека, дает ему радость, дает ему почувствовать силу и величие, он радуется жизни.
В этом и заключается наша религия. Высота, величие, благодать, радость и веселие! В какой степени переживал это пророк Давид! Он говорил: Желает и скончаевается душа моя во дворы Господни (Пс. 83, 3). Как прекрасно!
Посмотрим, как говорит о том творец канона святому Онисиму: «Твердым твоим мудрованием, Онисиме прелести коварства попрал еси, благочестия сия низложив орудиями, богомудре...» Здесь удивляешься духу творца канона. Он прилагает искусство к построению тропаря, то есть плетет словеса. Вы видели, что он говорит? Внимайте каждому слову. Прелести коварства. Лукавый ставил ловушки и расстилал сети, а святой Онисим твердым мудрованием обратил его в бегство. Он служил Христу, жаждал Его. Вот так. Сатана изобретает механизм прелести. Мы и не замечаем того, как лукавый расстилает сети. Пламенным желанием ко Христу сила души ускользает из его сетей и идет ко Христу. Это другое. Более благородное. А борение с врагом есть усилие со сдавливанием себя. В любви Христовой нет давления. Сила души преображается без труда. Не нужно противостоять при помощи тех же орудий, прилагая огромные усилия. Проигнорируйте! Это равнодушие к врагу является великим искусством. Искусством из искусств. Достигается оно лишь благодаря благодати Божией. Сопротивление злу при благодати Божией бывает без крови и труда, без давления и напряжения
Я не люблю разговаривать с ветхим человеком. То есть он дергает меня сзади, тащит за рясу, но я тут же простираю руки ко Христу и таким образом выказываю ветхому человеку по благодати Божией презрение, не думаю о нем. Как малыш простирает свои руки и устремляется в объятия своей матери, так же поступаю и я. Это тайна, не знаю, понимаете ли вы всю тонкость темы. Когда вы, не имея благодати, пытаетесь избежать ветхого человека, то не преуспеваете в этом. Но при благодати он вас уже не трогает. В глубине он есть. Все живет в нас, и самое плохое, оно не пропадает. Но по благодати изменяется, преображается, превращается. Да ветхаго отложивше человека, в новаго облечемся: и Тебе поживем, нашему Владыце, — разве не говорит молитва девятого часа?
От нас зависит — принять Божию благодать. Лишь Божия благодать может изменить нас. Мы сами по себе не можем ничего. Благодать все подаст нам. Мы же постараемся уменьшить свой эгоизм и себялюбие, постараемся быть смиренными, постараемся предаться Христу, и все препятствия исчезнут, как телесные, так и душевные.
Вспомните апостола Павла, который говорит: Бедный я человек! Кто избавит меня от сего тела смерти? (Рим. 7, 24). Он говорил это потому, что, еще находясь в начале, чувствовал, что душа его не способна творить добро. Он творил зло, которого не хотел, потому и исповедал: Потому что не то делаю, что хочу, а что ненавижу, то делаю (Рим. 7, 15). Дух зла приходил, чтобы отвратить его от его усилий. Приходил и устрашал его, говоря: «Ты умрешь». Но когда благодать посетила его душу, тогда ушли все трудности, и он в воодушевлении восклицал: И уже не я живу, но живет во мне Христос... ибо для меня жизнь — Христос, и смерть — приобретение (Гал. 2, 20; Флп. 1, 21). Видишь? Ни смерти, ни ада, ни диавола! Хотя вначале он был не способен творить добро, а потом стал не способным на зло. Он не мог, не хотел. Душа его стала обоженной, наполнилась Христом, и он не мог ни помышлять, ни носить в себе ничего иного.
По Божественной благодати все достижимо. По Божественной благодати мученики Христовы не чувствовали боли от мучений. По Божественной благодати все становится безболезненным. Используйте вот этот мягкий способ. Не пытайтесь прогнать тьму, зло. Вы не достигнете ничего, бия тьму. Вы — во тьме, и хотите избавиться от нее? Что вы делаете? Вы силой прогоняете тьму, но она не уходит. Хотите света? Приоткройте дырочку, и войдет солнечный луч, придет свет. Вместо того чтобы прогонять тьму, прогонять врага, чтобы он не вошел в нас, прострите свои руки в объятия Христовы. Это самый совершенный способ, который заключается в том, чтобы не воевать со злом напрямую, но возлюбить Христа, Его свет, и тогда зло отступит. (Старец Порфирий Кавсокаливит «Житие и слова»)
***
Всякий прилог врага отражайте презрением к нему.
Презирайте диавола. Не сражайтесь с ним в лобовую. Когда упрямо воюешь с диаволом, тогда и он нападает, как тигр, как дикая кошка. Когда ты выпускаешь в него пулю, он кидает в тебя гранату. Когда ты бросаешь него бомбу, он выстреливает в тебя ракетой. Не смотрите на зло. Смотрите на объятия Божий, бросайтесь в них и продолжайте подвизаться. Предайтесь Ему, возлюбите Христа, бодрствуйте. Бодрствование для человека, любящего Бога, совершенно необходимо. Все просто и легко в духовной жизни, в жизни во Христе, нужно лишь иметь рассуждение. Когда вам что-то досаждает, какой-либо помысел, какое-нибудь искушение, нападение, презирая все это, обращайте свое внимание, свой взор ко Христу. Он Сам поднимет вас. Он возьмет вас за руку и подаст вам в изобилии Свою Божественную благодать. Вы приложите не¬ большое усилие. Возьмем миллион и разделим его на частички. Возьмем одну миллионную часть. Одна миллионная от миллиона — вот усилие человека, то есть небольшой вклад. Сделайте шаг к Богу, и в долю секунды придет Божественная благодать. Вы лишь подумали, а Святой Дух уже пришел. Вы не делаете ничего. Делаете шаг в том направлении, и тотчас приходит Божественная благодать. Лишь только вы восстенали, она приходит и действует. Что говорит апостол Павел? ...ходатайствует за нас воздыханиями неизреченными (Рим. 8, 26). Великая мудрость! Это не простые слова, а живое Слово Божие.
Всё предупреждайте молитвой. Это великое таинство. В час искушения, когда вы собираетесь выказать ему свое презрение, лукавый вас топит, парализует и душит, делает то, что желает он, а не то, чего хотите вы. Вы должны успеть открыться Богу. Но чтобы преуспеть в этом, нужно, чтобы вас просве¬тила Божественная благодать. Если это не произойдет сразу же, тогда лукавый овладевает вами. И хоть вы и будете пытаться выгнать его, но он уже схватил вас.
Не будем давать диаволу прав. То есть я не оставляю в себе ни одной злопамятной мысли, ни одной мысли эгоистической, чтобы диавол не нашел лазейки. Лазейка — это и есть право. Удаляясь от Бога, ты подвергаешь себя опасности, потому что сатана находит тебя свободным и владычествует над тобой. Послушайте и меня, кое-что смыслящего в этом. (Старец Порфирий Кавсокаливит «Житие и слова»)
***
Давайте будем бескорыстно раздавать всем свою любовь.
Превыше всего — любовь. Нашей заботой, чада мои, должна быть любовь к другим, душа другого человека. Что бы мы ни делали — молитву, совет, указание, — будем делать с любовью. Без любви молитва не приносит пользы, совет уязвляет, а указание приносит вред и разрушает другого человека, который чувствует, любим мы его или нет, и реагирует соответствующим образом. Любовь, любовь, любовь! Любовь к нашему брату подготавливает нас к большей любви ко Христу. Разве это не прекрасно? Давайте будем бескорыстно раздавать всем свою любовь, не обращая внимания на их отношение. Когда войдет в нас благодать Божия, тогда мы не будем интересоваться тем, любят нас или нет, хорошо ли с нами разговаривают. Мы будем ощущать необходимость любить всех. Это эгоизм — желать, чтобы другие люди любезно с нами разговаривали. Пусть противоположное поведение не огорчает нас. Позволим другим разговаривать с нами так, как они чувствуют. Не будем просить любви. Наше стремление должно быть направлено на то, чтобы любить их и молиться за них от всей души. Тогда мы заметим, что все нас любят без всяких усилий с нашей стороны, без нашей просьбы о любви с их стороны. Они будут любить нас свободно и искренне от глубины сердца, без насилия с нашей стороны. Когда мы любим, не стремясь, чтобы любили нас, тогда все будут собираться вокруг нас, как пчелы. Это действенно для всех.
Если твой брат доставляет тебе беспокойство, утомляет тебя, то подумай так: Сейчас у меня болит глаз, рука, нога: я должен ухаживать за ними со всей своей любовью (1 Кор. 12, 21). Но не будем думать, что будем вознаграждены за это якобы добро или что будем наказаны за сотворенное нами зло. Когда любишь любовью Христовой, тогда приходишь в познание истины. Тогда ты не ищешь того, чтобы тебя любили. Это зло. Ты любишь, ты даешь свою любовь. Это правильно. Спасение зависит от нас. Этого желает Бог. Как говорит Священное Писание: ...хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины (1 Тим. 2, 4). (Старец Порфирий Кавсокаливит «Житие и слова»)
***
Приведу тебе еще такой пример.
Одна девушка очень сильно полюбила юношу по имени Никое. Каждую ночь она просыпалась и тайно от своих родителей, босая, выпрыгивала через окно на улицу и, невзирая на боль от впивающихся в ноги колючек, через поле бегала на встречу со своим возлюбленным. Когда же она возвращалась назад в дом, то Никое всегда как бы находился рядом с ней. За какую бы работу она ни бралась, ее Никое был здесь, она видела его. Также и ты, дитя мое, должен все свои силы устремлять к Богу. Твой ум всегда должен быть в Нем, потому что именно этого и желает Бог». (Старец Порфирий Кавсокаливит «Цветослов советов»)
***
Любовь пастушки и любовь Христа.
Как-то раз, когда я находился в Каллисии (пригород Афин. — Прим. перев.) у Старца, ему сообщили, что в Афинах устраивается вечер, на котором будет выступать один святогорский шумен. Отец Порфирий сказал мне, что очень хотел бы по¬ышать святогорским воздухом, подразумевая предстоящее выступление. На машине одного друга Старца мы по улице Асклипия добрались до храма Святителя Николая (Храм в центре Афин. — Прим. перев.), где проводилось собрание. Зал был переполнен, больше всего было студентов и студенток. Сначала выступил один богослов, который достаточно хорошо изложил святоотеческие взгляды на проблемы современности. Затем слово взял святогорский игумен. Подъем духовного воодушевления в зале, казалось, достиг своего предела.
Когда он закончил, одному студенту пришла в голову мысль — попросить отца Порфирия, которого он увидел сидящим согбенно в уголке, сказать несколько слов собранию. Большинство собравшихся поддержало это предложение. Старец, казалось, несколько смутился, он сказал, что не выступает на народных собраниях, но «глас народа» вынуждает его говорить. Очень тихим, едва слышным в зале голосом он сказал: «Я не выступаю, но только молю Бога просветить моего послушника (имеется в виду выступавший игумен), чтобы Он дал ему слово». Однако слушатели не пожелали ограничиться этими его словами и просили сказать что-нибудь еще.
Тогда отец Порфирий спросил: «О чем вы хотели бы, чтобы я с вами поговорил?» – «О том, как в наше время можно вести истинно христианскую жизнь», — ответили собравшиеся. И Старец очень медленно начал говорить: «Многие говорят, что христианская жизнь тяжела и неприятна; но я считаю, что она легка и весьма приятна, но при наличии двух вещей: смирения и любви». Слушатели, многие из которых делали записи в своих блокнотах, спросили: «Как мы можем, Геронда, стяжать смирение и любовь?»
Тогда Старец, с присущим ему неподражаемым талантом рассказчика, стал говорить «в притчах»: «Я расскажу вам, дети мои, — начал он, — одну историю. Некогда в горах жила одна пастушка, которая пасла овец. Целый день она проводила в трудах, заботясь о стаде: выгоняла его на пастбище, вела на водопой, оберегала от диких зверей. Вечером она загоняла стадо назад в овчарню, доила маток и оставляла своих овец до утра. Когда же наступала ночь и ее родители засыпали, она, несмотря на сильную усталость, перебиралась через забор и бежала в темноте, пробираясь среди скал и колючих кустов к заветному косогору, чтобы встретиться с пастухом, которого она любила. И когда она его видела, то несмотря на те труды и жертвы, на которые она шла ради этого свидания, ее душа преисполнялась счастьем. А от того, что эта встреча с возлюбленным стоила ей, как я уже сказал, стольких трудов и жертв, она становилась еще более счастлива». Простите мне, что я, монах, рассказываю вам о влюбленных. Но мне пришлось привести такой пример для того, чтобы вы лучше поняли то, о чем я хочу сказать. Душа должна иметь своим возлюбленным Христа, чтобы быть радостной, как пастушка, влюбленная в пастуха. Но что такое человеческая любовь перед любовью Божественной? Это любовь ложная и временная, тогда как Божественная любовь — истинная и вечная. Душа, которая любит Христа, всегда радостна и счастлива, что бы с ней ни случилось, каких бы трудов и жертв ей ни стоила эта Божественная любовь. И даже чем больше она трудится и жертвует ради возлюбленного ею Христа, тем большее счастье испытывает. Душа любит Христа, когда знает и исполняет Его заповеди. Когда она возлюбит Христа, то начинает любить и людей, она не может их ненавидеть. В душу, которая любит Христа, не может войти сатана. Вот, к примеру, возьмем сейчас нашу аудиторию: предположим, что мы все собравшиеся здесь — хорошие люди. Если вдруг теперь в дверях покажутся хулиганы и захотят войти внутрь, то они не смогут этого сделать, потому что зал уже заполнен нами. Так и в душу, которая полна Христом, диавол не может войти и остаться там, как бы он ни старался. Он туда не вмещается, там нет для него свободного места. Так мы сможем вести истинно христианскую жизнь».
Все собравшиеся были глубоко тронуты простыми, но проникновенными словами Старца. Спустя несколько дней после этого вечера я вновь посетил отца Порфирия в Каллисии. Между прочим я рассказал ему о том, с каким горячим одобрением молодежь и те, кому они потом пересказывали услышанное, восприняли его слова и пример с пастушкой. Старец был рад этому и сказал: «Благословение Божие да пребудет на них. Ты знаешь, дитя мое, я не выступаю в аудиториях, на собраниях. Меня вынудили сказать что-то. Ты знаешь, эта пастушка приходила ко мне на исповедь. Все было так, как я рассказывал». «Геронда, — спросил я, — так значит, эта история с пастушкой действительно имела место?» — «Ну конечно», — ответил отец Порфирий. На меня произвело большое впечатление то, как удачно Старец, чтобы брани в борьбе за вечность сделать доступны¬ми пониманию, использовал в своих притчах события повседневной жизни. (Старец Порфирий Кавсокаливит «Цветослов советов»)
***
Знаете, чем отличаются люди мирские от людей духовных? Люди мирские заботятся о том, чтобы был чистым их двор, их не интересует, замусорен ли их дом внутри. Они чистят двор и заметают сор внутрь дома «Людям, — говорят, — виден двор, дом изнутри они не видят». То есть пусть я буду замусорен внутри, но не извне. Им хочется, чтобы другие ими любовались. Люди же духовные заботятся о том, чтобы дом был чист внутри. Их не волнует, что скажут о них люди, потому что Христос обитает в доме — в сердце, а не во дворе. (Старец Паисий Святогорец, «Слова. Том 1. С болью и любовью о современном человеке»)
***
Если мы не славим Бога, то Он попускает прийти какому-нибудь испытанию — чтобы мы ценили то, что имеем. Если же мы ценим то, что у нас есть, то Бог не попускает произойти никакому злу.
В прежние времена, когда не было всех этих многих удобств, когда наука еще не сделала таких больших шагов вперед, людям приходилось во всех трудностях прибегать к Богу, и Бог помогал им. А сейчас наука добилась больших успехов, и поэтому Бога отодвигают на последнее место. Сегодня люди идут по жизни без Бога, планируют то одно, то другое, надеются то на пожарную охрану, то на буровые скважины, на пятое, на десятое... Но что могут сделать люди без Бога! Они лишь наведут на себя гнев Божий. Видишь как...когда нет дождей, люди не говорят...» Будем молиться Богу», а говорят: «будем бурить скважины для колодцев». Худо, что из-за всех этих технических средств так думают не только неверующие, но даже верующие - и они потихоньку начинают забывать о силе Божией. К счастью, Бог терпит нас. Но люди даже и не понимают того, что Бог промышляет о них. (Старец Паисий Святогорец, «Слова. Том 1. С болью и любовью о современном человеке»)
***
Мы живем в апокалиптические времена. Чем, по-вашему, являются засуха, бездождие, которые мы терпим из года в год? Разве бывали раньше засухи, подобные нынешней? Вот и здесь, в Халкидике, пересохла река, погибла рыба, зловоние распространилось по всей округе. И в Салониках остро встала проблема с водой. В Марафонском озере уровень воды очень понизился, и уже виднеются островки суши. В Пинеосе уровень воды тоже упал. В Эвросе было раньше хоть немного воды, но выше по течению болгары перегородили ее плотиной, и она сошла на нет. Если начнется какая-нибудь заваруха, то танки легко пройдут через реку. И на Кипре — если в нынешнем году снова не будет дождя, то проблема с водой встанет очень остро. И разве только это? Еще столь всего... Деревья — одни засыхают, другие поражены болезнями... Люди заболевают и умирают. Если люди не каются, то какой там будет дождь, разве Бог даст его? Но знаете, как все меняется, если иметь доверие Богу? Иметь Бога своим союзником — шуточное ли дело? Для Бога нет затруднительных положений, Ему нетрудно найти выход из любой ситуации. Для Бога все просто. Он не использует большую силу для сверхъестественного и меньшую — для естественного, одну и ту же силу Он применяет во всем. Лишь бы человек прилепился к Нему — вот что самое главное. (Старец Паисий Святогорец, «Слова. Том 1. С болью и любовью о современном человеке»)
***
Мы должны иметь орган духовного чувства. Как у компаса – и одна и другая стрелки намагничены, и поэтому одна стрелка поворачивается к северу. Христос «намагничен», но для того, чтобы повернуться к Нему, нам тоже надо немножко «намагнититься». (Старец Паисий Святогорец, «Слова. Том 1. С болью и любовью о современном человеке»)
***
Если, подвизаясь, мы чувствуем душевную тревогу, то должно знать, что мы подвизаемся не по Божьему. Бог — не тиран, чтобы нас душить. Каждому следует подвизаться с любочестием, в соответствии со своими силами. Надо возделывать в себе любочестие для того, чтобы возросла наша любовь к Богу.
Тогда человека будет подталкивать к подвигу любочестие и само его подвижничество, то есть поклоны, посты и подобное этому, будем не чем другим, как преизлиянием его любви. И тогда он с духовной отвагой будет идти вперед.
Следовательно, не нужно подвизаться с болезненной схоластичностью, чтобы потом, отбиваясь от помыслов, задыхаться от душевной тревоги. Надо упростить свою борьбу и уповать на Христа, а не на себя самого. Христос – весь – любовь, весь – доброта, весь – утешение. Он никогда не душит человека. Он в изобилии имеет духовный кислород – Божественное утешение. Тонкое духовное делание – это одно, а болезненная схоластичность, которая от нерассудительного принуждения себя к внешнему подвигу душит человека душевной тревогой и разрывает его голову болью, – это совсем другое. (Старец Паисий Святогорец, «Слова. Том 1. С болью и любовью о современном человеке»)