469c63640a900***
...Нужно трезвиться, бодрствовать и быть готовым ко всему, чтобы и в счастии быть нам сдержанными, и в скорбях не унывать, а сохранять великое благоразумие... (свт. Иоанн Златоуст).
***
...Правая вера без добрых дел не в состоянии поставить нас пред Господом... (свт. Василий Великий).
***
Когда желаешь приблизиться сердцем своим к Богу, докажи Ему прежде любовь свою телесными трудами (прп. Исаак Сирин).
***
Богом даны два учения о Боге: учение словом, приемлемое верою, и учение жизнью, приемлемое деятельностью по заповедям Евангелия (свт. Игнатий Брянчанинов).
***
...Пусть какое-либо дело будет по себе самое простое и последнее, но когда оно творится единственно для благоугождения Богу и во славу Его, тогда оно бывает несравненно ценнее в очах Божиих, нежели многие другие высокие, славные и величайшие дела, совершаемые не с этою целью (прп. Никодим Святогорец).
***
...Как нам... сделаться подражателями Христу? – Делая все для общего блага и не ища своего (свт. Иоанн Златоуст).
***
Ничем столько человек не уподобляется Богу, как благотворением другим. Но делая благодеяния, всячески опасаться должно, как бы не обратить их в промысл (авва Евагрий).

***
Вера во Христа, являемая и исповедуемая видимо и невидимо исполнением заповедей Христовых, содержит невредимый залог спасения, а тем, которые оставили мир для того, чтобы всецело посвятить себя евангельской деятельности, доставляет христианское совершенство (свт. Игнатий Брянчанинов).
***
Пропустившие благоприятное для дел время не получат искомых ими благ. Ибо кто одобрит земледельца, который, когда нужно пахать и сеять, чтобы иметь обильную жатву, предается праздности и сидит сложа руки? Кто одобрит садовника, который, когда должно ухаживать за виноградом, чтобы принес он добрые грозди, и за упояющим точилом, посматривает только на труды других? Кто одобрит пловца, который, когда настало время плыть, чтобы промышлять торговлю, остается в пристани и проводит время в корчмах? Конечно, никто. Посему, если это действительно так, кто одобрит христианина, который во время подвигов требует венцов. Здесь место подвигам, а не венцам, там же – наградам и почестям. Поэтому не будем упускать времени благоприятного для дел, чтобы там не каяться без пользы (прп. Исидор Пелусиот).
***
...Каждый получит мзду свою по мере труда своего, а не по следствиям труда. Сие содержа в мыслях, наставники и ученики да стремятся к добродетели, не давая места никакой отговорке (прп. Исидор Пелусиот).
***
Человека справедливого остальные обычно спихивают на самое последнее место или даже вообще оставляют без места. С такими людьми обходятся несправедливо, о них вытирают ноги, переступают, как говорят, через трупы. Чем сильнее люди давят на такого справедливого человека, чем ниже они его опускают, тем сильнее и выше поднимает его Бог – как вода выталкивает вверх поплавок. Однако необходимо огромнейшее терпение. От терпения много встает на свои места. Тот, кто хочет жить добродетельно и быть честным в отношении своей работы – будь он рабочим, торговцем или кем угодно еще, должен решиться на то, что, начав работать честно, он дойдет до того, что ему, к примеру, нечем будет платить за аренду, если, скажем, у него магазин. Но таким образом к нему придет благословение Божие. Однако не надо стремиться (честностью и низкими ценами) привлечь к себе побольше покупателей и заказчиков. Не это должно быть целью (честности) в таком случае Бог ничего не даст. Бог не оставит человека, если он скажет так: « Стану жить по Богу. Несправедливо не буду поступать ни с кем. Буду называть настоящую цену каждому товару: к примеру, этому цена пятьдесят драхм, а тому – двести». Он станет поступать так, а в то же время другой торговец будет продавать ту вещь, которая стоит пятьдесят драхм за пятьсот – и разбогатеет. Однако, в конце концов обманщика раскусят, и он дойдет до того, что ему придется закрывать свою лавочку, потому что ему будет нечем платить даже за аренду. А честный торговец потихоньку дойдет до того, что у него отбоя не будет от покупателей, и чтобы справлять с их наплывом, он будет вынужден постоянно брать на работу все новых и новых продавцов! Но вначале надо пройти через испытания. Добрый человек испытывается, когда проходит через руки злых, подобно шерсти в чесальном станке. (Старец Паисий Святогорец, «Слова. Том 1. С болью и любовью о современном человеке»)
***
Помню и другой подобный случай – в мою бытность в Конице, в обители Стомион. Восьмого сентября в обители престольный праздник – Рождество Пресвятой Богородицы. После праздника паломники оставили все вверх дном. Я стал потихоньку наводить порядок. Смотрю, моя сестра и еще одна девушка остались мне помогать. У этой второй девушки было еще две сестры – одна старшая, другая младшая. Обе сестры уже вышли замуж, а она еще осталась незамужней. Сколько же у нее было любочестия! Осталась помогать, и когда мы все вычистили и убрали, сказала: «Отче, если есть другая работа, то мы останемся и сделаем все, что нужно». – «Какое же любочестие!» – подумал я. Я вошел в храм и от всего сердца сказал: «Пресвятая Богородице, устрой ее Сама. Мне нечего ей дать». Да если бы у меня что-то и было, она все равно бы ничего не взяла. Ну и что же: возвращается она домой, а там ее дожидается один мой бывший сослуживец – не парень, а просто золото, очень хороший и из хорошей семьи. Они поженились и жили прекрасно. Видите, как вознаградила ее Пресвятая Богородица. (Старец Паисий Святогорец, «Слова. Том 1. С болью и любовью о современном человеке»)
***
– Геронда, почему люди сегодня так страдают?
– Потому что они избегают труда. Комфорт – вот что приносит людям болезни и страдания. В нашу эпоху удобства отупили людей. А мягкотелость, изнеженность принесли и множество болезней. Как раньше люди мучились, обмолачивая пшеницу! Какой же это был труд - но ведь и хлебушек – какой же он был тогда сладкий! Разве можно было увидеть где-нибудь брошенный кусок хлеба? Видя упавший кусок хлеба, люди поднимали и целовали его. Те, кто пережил оккупацию, видят лишнюю краюху хлеба и бережно откладывают её в сторонку. А остальные выбрасывают лишний хлеб – не понимают, какой ценой он достаётся. Хлеба не ценят – выбрасывают его на помойку целыми кусками. Бог даёт людям Свои благословения, но большинство людей не говорит за них даже: «Слава Тебе, Боже». Сегодня всё достаётся людям легко, без труда.
Лишения очень помогают людям. Испытывая в чём-то недостаток, чего-то лишаясь, люди становятся способны познать цену того, чего у них не стало. А те, кто сознательно, с рассуждением и смирением лишают себя чего-то ради Христовой любви, испытывают духовную радость. Если кто-то, к примеру, скажет: «Такой-то человек болен, и поэтому сегодня я не буду пить воды. Ничего большего, Боже мой, я сделать не могу». И если человек совершит это, то Бог напоит его уже не водой, а сладким прохладительным напитком – Божественным утешением. (Старец Паисий Святогорец, «Слова. Том 1. С болью и любовью о современном человеке»)
***
Сегодня люди стремятся к красоте и обольщаются красотой. Европейцам это на руку – они всё крутят и крутят своими отвёртками, изготавливая что-нибудь новенькое – красивое и якобы более практичное – чтобы людям не нужно было даже шевелить руками. В прежние времена, работая старинными инструментами, люди и сами становились крепче. А после работы с нынешними механизмами и приспособлениями нужно прибегать к помощи физиотерапии и массажа. Подумать только, сейчас врачи занимаются массажем! Сегодня видишь, как у столяра свисает во-от такое брюхо! А разве в прежние времена можно было увидеть пузатого столяра? Разве мог появиться живот у столяра, который целыми днями строгал дерево рубанком?
Множество удобств, становясь чрезмерными, делают человека ни на что не годным. Человек превращается в бездельника. Он может перевернуть что-то рукой, но говорит: «Нет, лучше-ка я нажму на кнопочку, и пусть оно перевернётся само!» Если человек привыкает к лёгкому, то потом ему хочется, чтобы всё было лёгким. Нынешние люди хотят работать мало, а денег получать много. А если можно совсем не работать, то ещё лучше! И в духовную жизнь тоже проник этот дух – мы хотим освятиться без труда. (Старец Паисий Святогорец, «Слова. Том 1. С болью и любовью о современном человеке»)
***
– Если работа простая, то она способствует тому, что ум в нее не погружается. Если работа сложная, то есть многосоставная, то некоторое погружение в нее ума бывает оправдано. Однако сердцем работа овладевать не должна.
– А с помощью чего работа овладевает сердцем?
– С помощью чего? С помощью наркотика. Искуситель усыпляет сердце, овладевает им посредством эгоизма. Но если сердце отдано Богу, то ум пребывает в Боге, а мозги заняты работой.
– А что в точности мы подразумеваем под словом «беспопечительность»?
– Ты когда работаешь, не забывай Христа. Работай с радостью, но ум и сердце пусть будут в Боге. Тогда ты уставать не будешь, и свои духовные обязанности сможешь выполнять! (Старец Паисий Святогорец, «Слова. Том 1. С болью и любовью о современном человеке»)
***
Ведь если человек трудится умиротворённо, он сохраняет мир и освящает весь день. К сожалению, мы ещё не поняли, что, делая какую-то работу со спешкой, мы приобретаем нервозность. А труд, совершаемый с нервозностью, не освящается. Не надо ставить перед собой цель успеть многое, но при этом самому известись от переживаний. Это бесовское состояние.
Рукоделие, совершаемое с умиротворённостью и мо¬литвой, освящается само и освящает людей, которые им пользуются. Вот тогда есть смысл в том, что монахи по просьбе мирян дают им в благословение какое-нибудь рукоделие. И наоборот, рукоделие, которым занимаются в спешке и нервотрепке, передаёт это бесовское состояние и другим. Работа в спешке, с переживаниями – это характерное свойство очень мирских людей. Волнующиеся души занятых рукоделием монахов и другим людям передают не благословение, а волнение. Как же воздействует состояние человека на рукоделие, которым он занимается! Даже и на деревяшки. Страшное дело! Результат работы зависит от того, в каком состоянии находился человек, когда он ею занимался. Если человек нервничает, гневается и сквернословит, то результат его труда остаётся без благословения. Тогда как, если во время работы он поёт что-то церковное, творит молитву, его дело освящается. Одно дело становится бесовским, а другое — божественным.
Действуя с благоговением и трудясь с молитвой, вы всегда освящаетесь сами и освящается всё, что вы делаете. Имея ум в Боге, человек освящает свою работу, своё рукоделие. Скажем, я склеиваю коробку и творю молитву Иисусову – молюсь и одновременно тружусь во славу Божию. Моя цель не в том, чтобы спешить в работе, наделать целую кучу коробок, а потом изводиться от переживаний. Это бесовское состояние. Не для этого мы пришли в монастырь, а для того, чтобы освятиться самим и освятить то, что мы делаем. Порой из-за того, что это забывается, ты чувствуешь себя словно старательная сотрудница какого-то светского учреждения – потому что, спеша устраивать разные дела, ты забываешь брать с собой Христа. Напротив, приступая к делу с молитовкой, ты чувствуешь себя служительницей Христовой. А поэтому приложи к делу и молитву Иисусову, чтобы освятилась и ты сама, и то, что ты делаешь. Знаешь, как благословляет человека Бог? Знаешь, сколько благ и какие благословения Он нам ниспосылает?
– Геронда, а если человек занимается интеллектуальной работой, например переводами, то как можно творить молитву, чтобы освящалось совершаемое дело?
– Если твой ум в Боге, то работа освящается, даже если она интеллектуальная, поскольку ты живёшь в Божес¬венной атмосфере, – пусть и не можешь творить молитву во время работы. Если человек находится в духовном состоянии, то ему это очень помогает. Он не старается отыскать смысл рассудком, но, просвещаясь, постигает его посредством Божественного просвещения.
– А что мне делать, если я не нахожусь в таком духовном состоянии, однако должна заниматься работой подобного рода?
– Тогда занимайся ей, но при этом молись, проси, чтобы Бог тебя просветил. Насколько это можно, постарайся, чтобы Божественные смыслы переводимых тобою книг помогли тебе самой. И трудись с благоговением. А каждый час или два делай на несколько минут перерыв и твори Иисусову молитву.
– Геронда, работа над переводами вообще очень отвлекает. Приходится постоянно рыться в словарях, читать комментарии...
– А я вам и раньше говорил: то, что главным образом помогает при переводах, есть личный духовный опыт и очищенные помыслы, которые делают человека сосудом Благодати. Тогда переложения Божественных смыслов верны и происходят от Божественного просвещения, а не от рассудка, словаря и чернильницы. Я хочу сказать, что надо утвердить себя в главном - то есть в Божественном, а не во второстепенном – то есть в человеческом. (Старец Паисий Святогорец, «Слова. Том 1. С болью и любовью о современном человеке»)
***
Хорошо, чтобы человек, желающий жить духовно, а особенно монах, находился на расстоянии от занятий, работ, попечений определённого рода – то есть таких, которые удаляют его от духовной цели. Не надо заводить множества нескончаемых дел, потому что дела никогда не кончаются. И если монах не научится совершать внутренней работы над самим собой, то он будет постоянно уклоняться в работу внешнюю. Люди, стремящиеся закончить нескончаемые дела, заканчивают свою жизнь, имея духовные несовершенства. В конце жизни они каются, но тогда это не приносит им никакой пользы, потому что «загранпаспорт» уже выдан им на руки. В любом случае, хотя бы малая передышка от дел необходима.
Когда будут сокращены многие труды, естественным образом появится свежесть телесных сил и жажда внутреннего делания – которое не утомляет, но восстанавливает силы человека. Тогда и душа будет в изобилии дышать духовным кислородом. Усталость от духовного делания не отнимает силы, но восстанавливает их, потому что это делание высоко возносит человека и приближает его к нежно любящему Отцу, так что радуется и его душа.
Телесная усталость, будучи лишенной духовного смысла или, лучше сказать, происходя без духовной необходимости, при которой она могла бы быть оправдана, ожесточает человека. Даже самая смирная лошадка, если её заездить, начинает лягаться, то есть приобретает дурную привычку, хотя раньше её не имела и могла бы с возрастом становиться смышлёнее.
Для того чтобы предпочтение отдавалось духовному, какие-то дела можно и оставить. Многая работа и многое попечение обмирщают монаха, и его орган духовного чувства становится мирским. Он живёт уже как человек мира сего – со всем душевным беспокойством и мирс¬кой тревогой. Говоря кратко, от постоянных попечений, беспокойств и несчастий он уже в сей жизни частично переживает адскую муку. Но когда монах печётся не о материальном, а о собственном спасении и о спасении всех людей, то он делает Бога своим управителем, а людей – своими служителями.
Помните случай с преподобным Геронтием и его послушником? Преподобный Геронтий попросил у Пресвятой Богородицы немного воды - чтобы хватало для питья ему с послушником. Матерь Божия, как Добрая Мать, сделала отверстие в скале возле их каливы и извела оттуда воду – святой источник, чтобы им было что пить. Прошло время, и послушник Преподобного стал возводить террасы, потом наносил земли, насадил сады и огороды и, войдя в столь многое попечение, пренебрегал, своими духовными обязанностями. А поскольку воды не хватало, он взял зубило и стал расширять отверстие в скале, чтобы источник давал больше воды. Тогда Матерь Божия забрала воду, извела её в другом месте, намного ниже кельи, и сказала ему: «Если хочешь заниматься огородами и отвлекаться, то носи воду издалека». (Старец Паисий Святогорец, «Слова. Том 1. С болью и любовью о современном человеке»)
***
Сегодня большинству людей неведом вкус той радости, которую подаёт жертвенность. Люди не любят труда. В их жизни появились праздность, желание устроиться потеплее, много покоя. Оскудело любочестие, дух жертвенности. Если людям удаётся получить что-то без труда, устроиться потеплее, то они считают это достижением. Они огорчаются, если достичь лёгкой жизни им не удаётся. Но если бы они смотрели на всё духовно, то радовались бы именно этому, потому что в этом случае им даётся благоприятная возможность для подвига.
Сегодня все – и стар и млад – гонятся за лёгкой жизнью. Люди духовные стремятся к тому, чтобы освятиться с меньшим трудом. Люди мирские - к тому, чтобы заработать побольше денег не работая. Молодёжь, чтобы сдать экзамены не готовясь, чтобы получить диплом, не выходя из кафе. А если бы можно было, сидя в кафе, звонить в университет и узнавать результаты экзаменов, они были бы очень этому рады. Да-да, доходят уже и до этого! Много юношей приходят ко мне в каливу и просят: «Помолись, чтобы мне поступить в университет». К экзаменам не готовятся, но при этом говорят: «Бог может мне помочь». – «Готовься, – советую я, – и молитвой проси Бога о помощи». – «А зачем, – удивляются, – разве Бог не может помочь мне и так, без подготовки?» Что же получается, Бог благословит твоё лентяйство? Так не бывает. Бог поможет в том случае, если юноша читает, старается, но не может удержать прочитанного в памяти. Некоторые ребята не могут запомнить или понять то, что они читают, но всё равно стараются, трудятся. Таким труженикам Бог поможет стать большими умницами. (Старец Паисий Святогорец, «Слова. Том 1. С болью и любовью о современном человеке»)
***
Везде можно стать святым.
Великое искусство — достичь освящения вашей души. Везде можно стать святым. И на Омонии можно освятиться, если захотеть. На вашей работе, какой бы она ни была, можете стать святыми при помощи у кротости, терпения и любви. Каждый день полагайте новое начало, новое расположение с воодушевлением, любовью, молитвой и молчанием. Без стресса, от которого болит в груди.
Бывает, к примеру, что на вас возлагают такую работу, которая выходит за рамки ваших обязанностей. Было бы неправильным противиться этому, нервничать и протестовать. Такое волнение причиняет человеку зло. Все это считайте поводом к освящению. И еще кое-что. От этого тоже бывает польза. Когда вам поручают много работы, вы научаетесь, каким образом можно все это исполнить правильно, служите на разных послушаниях, становитесь более ответственными. Вы получаете знания, которые, возможно, впоследствии вам пригодятся. Если вам поручат работу, которая превосходит ваши силы, вы все же можете сказать, вежливо, конечно: «Простите меня, я не смогу сделать эту работу». Но вы можете и не говорить, и этот труд пойдет вам на пользу. Работайте бодро, просто, спокойно, без смущения, с радостью и весело, с добрым расположением. Тогда приходит Божественная благодать. (Старец Порфирий Кавсокаливит «Житие и слова»)
***
Безработица и отчаяние.
Старец, будучи спрошен об одном человеке, который в тот момент находился очень далеко и которого он никогда не видел, сказал: «Я вижу, что он не работает, а бездельничает — отсюда и отчаяние». Это заключение отца Порфирия полностью отвечало действительности. И если говорить о том, какие следует принять меры против отчаяния, то первой из них будет — устроиться на работу. (Старец Порфирий Кавсокаливит «Цветослов советов»)
***
Ради телесного труда.
Однажды я пожаловался Старцу на то, что у меня больше нет сил трудиться. Я сказал:
— Эти последние дни отняли у меня все силы. Я не могу двинуть ни рукой, ни ногой. Зачем столько работ в монастыре?
Отец Порфирий сразу стал строгим, ответил:
— Если мы в поте лица трудимся ради Бога, а затем в этом раскаиваемся и начинаем роптать, то совершаем смертный грех. Хорошо это запомни! Без телесного труда, лежа на кровати, не стяжаешь добродетелей! Телесный труд — это великий Божий дар, дарованный нам для нашего спасения, для стяжания благодати Божией. Другие братья с радостью принимают уничижения и труд... а ты страдаешь? Величайший грех — потрудившись ради Христа, раскаиваться и страдать из-за этого. Ты же еще молод, и говоришь, что устаешь? В твоем возрасте я просто летел на послушание, хотел все успеть. Не смотри на то, что сейчас я уже почти ничего не могу делать. Ты делаешь еще меньше. В тебе прочно обосновался ветхий человек, который и сокрушает тебя. Но опомнись! Спой с воодушевлением, громко, радостно: «Смерти празднуем умерщвление, адово разрушение, иного жития вечного начало, и играюще поем Виновного, Единого Благословенного, отцев Бога и Препрославленного».
Затем Старец рассказал мне о своей жизни в скиту Кавсокаливия на Святой Горе.
— По благодати Божией я ни разу не разбил там ни одного стакана, ни одной тарелки. А мыть посуду приходилось только щеткой. У нас не было жидкого мыла. Я мыл быстро и хорошо. Я был собранным, расторопным, ревностным, исполнительным и послушным. И говорю это не из эгоизма, но во славу Божию. У меня были святые Старцы.
(Старец Порфирий Кавсокаливит «Цветослов советов»)
***
Нет — лености и любительскому христианству.
Старец всегда говорил не о каком-то единичном нашем добром намерении, но о решительном, раз и навсегда переходе от старой жизни во грехе к новой жизни в святости. Когда уже человек живет во Христе и Христос в нем. И в это изменение своей жизни человек должен вложить все свои силы.
Однажды отец Порфирий спросил меня: «Скажи мне, сколько нужно лет, чтобы выучиться на юриста?» Я ему ответил. Он меня опять спросил: «А сколько лет нужно, чтобы выучиться на механика, химика, врача?» Я ответил, недоумевая, зачем он об этом спрашивает. Но Старец задал новый вопрос: «А сколько времени нужно нам, чтобы научиться познавать волю Божию и исполнять ее?» Я понял смысл предыдущих вопросов, и мне стало стыдно. Что я мог ответить? Что в своем большинстве мы, верующие, ленивы и теплохладны, что мы «христиане-любители»? Старец и так это знал. Он сказал мне: «Ленивый никогда не станет христианином. Для того чтобы стать настоящим христианином, надо работать, и много работать». И в этом отец Порфирий действительно являлся ярким примером. Он ревностно посвятил все годы своей долгой жизни тому, чтобы научиться жить одним Христом. Он любил труд телесный и духовный, и всегда стремился передать эту любовь другим. Старец знал, что праздность ведет к унынию, которое несет с собой множество болезней, как душевных, так и телесных. Он всем предписывал трудотерапию. Но особенно это касалось тех, кто не мог найти себя и от этого впадал в отчаяние. Старец говорил, что никогда не поздно начать все сначала. Крушение мирских надежд и истребление эгоизма он считал лучшими предпосылками для этого начинания. (Старец Порфирий Кавсокаливит «Цветослов советов»)
***
Труд меняет и душу, и тело.
О моих проблемах Старец мне сказал: «Если бы ты своевременно мне позвонил, то у тебя не было бы теперь этих проблем. Ты телесно устал, но не бойся труда. Все меняется благодаря труду, и душа, и тело. Не оставляй молитву. В простоте, неспешно, но горячо молись Богу обо всех. Молитвой ты принесешь ближним больше пользы, чем своими словами.
Если тебя спросят, то со смирением ответь:
— Мое мнение таково. Но поступайте так, как считаете нужным».
(Старец Порфирий Кавсокаливит «Цветослов советов»)
***
Не можешь заниматься одним делом, берись за другое.
Отец Порфирий хотел, чтобы у нас работал эффект «другой работы», если так можно сказать. Когда мы не можем ничего сделать в одном месте, надо переходить в другое. Самое главное — всегда что-то делать, не оставаться в праздности. «Не можешь заниматься одним делом, берись за другое, — говорил Старец. — И нерастраченный здесь заряд энергии мобилизует тебя на новом месте». (Старец Порфирий Кавсокаливит «Цветослов советов»)
***
Никто не должен пребывать в праздности.
Отец Порфирий всегда говорил о том, что надо работать, особенно когда речь заходила о молодежи. Он не мог примириться с тем, что кто-то живет безразличной ко всему, праздной, рассеянной жизнью.
Старец хотел видеть вокруг себя трудолюбивых, творческих натур. Он желал, чтобы люди не оставались пассивными, пользовались данными им Богом руками, ногами, головой... Чтобы они не оставались сонными и неповоротливыми. Ни под каким видом отец Порфирий не принимал леность и неаккуратность. (Старец Порфирий Кавсокаливит «Цветослов советов»)
***
Необходимо сделать небольшое отступление, чтобы внести ясность в рассматриваемый вопрос во избежание превратных толкований.
Здесь скрывается великая тайна. Это тайна труда, который приносит отдохновение, и покоя, ведущего к погибели. Замечательны слова аввы Пимена Ве¬икого из «Патерика»: «Я иду туда, где есть труд и там нахожу упокоение». И святой Исаак Сирин пишет: «Бог и ангелы Его в нужде радуются, диавол же и служители его — в отдохновении». И в другом месте: «Никто без труда не взошел на небеса». Спортсмену, желающему одержать победу в соревновании, нравится труд тренировок, потому что он стремится к награде за победу. Старец из опыта знал это и из любви хотел и своего друга, иеромонаха, привести к небесному упокоению, путь к которому лежит через эти временные труды. Он настойчиво напоминал ему о времени молитвы, как бы говоря: «Пробудись, несчастный, от сна, и давай, как обещались, помолимся вместе, и ты войдешь в таинства Божии и обретешь совсем иное отдохновение». Конечно же, тот иеромонах, рассуждая по-человечески, посчитал, что для того, чтобы быть в состоянии работать днем, он должен отдыхать ночью. Но секрет отца Порфирия заключался в том, что когда приходит благодать, тогда усталость уходит. Ведь больший труд предпринятый ради Божественной любви, ради любви ко владыке Христу, приносит и большую благодать. (Старец Порфирий Кавсокаливит «Цветослов советов»)