Возвещати заутра милость Твою и истину Твою на всяку нощь…"

 В те дни, когда Святая Церковь вспоминает какое-либо событие Священной Истории либо память святых угодников Божиих с особой торжественностью, вместо вечерни и утрени в храмах совершается особая служба, называемая всенощным бдением.

 Название этой службы происходит от древнего обычая (и по сей день соблюдаемого, например, в монастырях Святой Горы Афон) совершать ее в течение всей ночи, пребывая все это время в непрестанном бодрствовании (по-церк.-слав. — бдении). В современной приходской практике всенощное бдение (или, кратко, всенощная) совершается обычно с вечера, чтобы все молящиеся имели возможность присутствовать на этой величавой и торжественной службе. Как правило, в служении всенощной принимают участие все священнослужители данного храма или монашеской обители.

По своему составу всенощное бдение представляет собой соединенные в одно целое вечерню и утреню, имеющие при своем совершении ряд особенностей по сравнению с обычными (так называемыми "вседневными") вариантами этих служб, и присоединяемый к ним первый час.

 Церковный Устав назначает совершение всенощного бдения накануне:
 
  • всех воскресных дней в течение года (кроме Святой Пасхи, богослужение которой имеет свои отличительные особенности);
  • всех двунадесятых праздников;
  • пяти великих праздников (Обрезания Господня, Усекновения главы и Рождества святого Иоанна Предтечи, дня памяти святых первоверховных апостолов Петра и Павла и Покрова Пресвятой Богородицы);
  • всех престольных праздников храма или монастыря;
  • дней памяти особо чтимых святых: святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова, святителя Николая Чудотворца, святителя Иоанна Златоуста, святого великомученика Георгия Победоносца, собора трех Вселенских святителей.

По благословению настоятеля бдение может также совершаться и в иные праздничные дни (например, в день памяти какого-либо святого, если в храме хранится частица его святых мощей).

Всенощное бдение предваряется совершаемым предстоятелем каждением алтаря и сослужащего с ним духовенства, после чего диакон обращается к молящимся возгласом: "Востаните!", на что хор от лица всех присутствующих в храме испрашивает у Господа благословение на совершение праздничной службы.

 Сама всенощная начинается тем же возгласом священника, что и обычная утреня: "Слава Святей, и Единосущней, и Животворящей, и Нераздельней Троице, всегда, ныне и присно и во веки веков", но (в отличие от вседневной утрени) при открытых Царских вратах иконостаса. При совершении этого возгласа предстоятель начертывает кадилом Крест перед Святым Престолом, после чего совершает каждение иконостаса, прочих находящихся в храме икон и всех молящихся. Это каждение призвано напомнить нам о благодатном состоянии наших прародителей в Эдемском саду до их грехопадения. Священник кадит не только иконы, но и стоящих в храме людей, поскольку христиане, сотворенные по образу и подобию Божию (см.: Быт. 1, 26), облекшиеся во Христа во святом Крещении (см.: Гал. 3, 27) и принявшие при святом Миропомазании дары Святого Духа (см.: Деян. 2, 38), есть как бы одушевленные иконы Божии и храмы Его (см.: 1 Кор. 3, 16). Во время каждения хор поет стихи повествующего о сотворении мира 103-го псалма.
 

Вообще особенностью всенощного бдения является резкое преобладание пения над чтением: даже те молитвы, которые на обычных вечерне и утрене читает чтец (103-й псалом, "Сподоби, Господи", "Ныне отпущаеши", славословие на утрене), на праздничном всенощном бдении поет хор — дабы подчеркнуть особую торжественность богослужения.

После каждения Царские врата затворяются в память изгнания Адама и Евы из рая, и диакон произносит великую ектению уже перед затворенными Царскими вратами в знак нашей непрестанной нужды в милости Божией.

За ектенией следует пение стихов 1-го антифона 1-й кафизмы Псалтири, называемых в Уставе (по их первым словам) "Блажен муж". Пение этих стихов, к каждому из которых поется в качестве рефрена ангельская песнь "Аллилуиа", есть как бы увещание к человеку, излагаемое от лица святого Царя и псалмопевца Давида: "Блажен муж, иже не Иде на совет нечестивых, и на пути грешных не ста… Яко весть Господь путь праведных, и путь нечестивых погибнет". Пение этих стихов завершается малой ектенией, провозглашаемой диаконом (или священником, если диакона нет).

 Только после этой ектении на всенощном бдении начинается пение стихир "на Господи, воззвах". Особенностью всенощной является то, что уставное количество этих стихир (8 или 10) больше, чем при вседневной вечерне, и берутся они исключительно из праздничной службы (исключение составляет воскресная всенощная, допускающая исполнение не только воскресных стихир, но и стихир календарного дня).
 
 По традиции, последняя стихира любого стихирного цикла службы посвящена Богоматери. Но на всенощной к стихирам "на Господи, воззвах" припевается не обычный Богородичен, а так называемый Догматик. Эти торжественные песнопения, составленные прп. Иоанном Дамаскиным общим числом 8, по одному на каждый глас, с прославлением Божией Матери соединяют изложение догматического учения о Боговоплощении (от чего и получили свое название); они заимствуются из воскресных служб соответствующего гласа.
 Во время пения Догматика на бдении положен так называемый вечерний вход: священник, предшествуемый диаконом с кадилом, исходит из алтаря северной диаконской дверью и входит в алтарь уже через Царские врата. Вход символизирует Боговоплощение и то, что Сын Божий, "сошед с небесных кругов, снова восшел на небо и возвел нас с собою" (св. Симеон Солунский). В знак этого на Царских вратах и изображается в обязательном порядке Благовещение как начало Боговоплощения — на входе священнослужители действиями изображают то же самое, что написано красками на вратах иконостаса. Царские врата перед входом отверзаются, как и врата храма из пророчества Иезекииля, через которые проходит Господь (см.: Иез. 43, 4). После пения догматика диакон, стоя перед Царскими вратами, начертывает перед ними кадилом Крест, возглашая: "Премудрость, прОсти", то есть стойте внимательно, затем диакон вместе со священником входят в алтарь, прикладываются к Престолу и встают за Престолом лицом к молящимся, символизируя этим Господа, воцарившегося над всем миром. Во время собственно входа священнослужителей в алтарь хор поет вечернюю песнь "Свете Тихий".

После входа при отверстых Царских вратах следует, как и на вседневной вечерне, прокимен, а после него на любом бдении, кроме воскресного, положены несколько чтений из Священного Писания, называемых паремиями. Обычно паремий три, и они заимствуются из Ветхого Завета; паремии подбираются таким образом, чтобы через символы и пророчества Ветхого Завета или повествования Нового Завета раскрыть суть празднуемого события или подвига того святого, чья память совершается. Например, в праздники в честь Божией Матери паремии рассказывают о ветхозаветных прообразах Божией Матери — лестнице, которую видел во сне Иаков, вратах храма из пророчества Иезекииля или Неопалимой Купине, в которой Бог явился святому пророку Моисею, а на дни памяти святых мучеников одна из паремий заимствуется из пророчества святого Исаии, в котором он говорит о тех, кто будет свидетелями Господними для всех народов. Именно это слово (μαρτυρος — "свидетель"), как известно, было использовано в раннехристианских общинах для обозначения мучеников за веру.

 После паремий диакон возглашает сугубую ектению, обычно находящуюся в самом конце вечерни, после которой следует пение молитвы "Сподоби, Господи" и обычная просительная ектения "Исполним вечернюю молитву нашу Господеви". После ектений следует часть всенощной, резко отличающей ее от любой другой службы — вечерняя литиЯ. Лития положена на любом бдении (кроме воскресного) и по Уставу совершается "в притворе". В древности это указание исполнялось буквально — все молящиеся выходили из основной части храма в притвор. Издревле притвор предназначался для кающихся грешников, не допускаемых до поры в полное церковное общение, и "Церковь, как бы нося образ кающихся и оглашенных, смиряясь перед Богом и испрашивая Его помилования, совершает в притворе некоторую часть службы" (Вениамин, архиеп. Нижегородский. Новая скрижаль. Ч. 2. § 30. СПб., 1899. С. 95). В современной практике лития совершается хотя и не в притворе, но у самого входа в храм, для чего туда исходит служащее духовенство. По многолюдности на современных всенощных допускается молящимся оставаться на своих местах, но все священники и диаконы совершают "исхождение" по-прежнему (на деле лития совершается в наше время не на любой бденной службе, а "аще изволит настоятель").

Исхождение духовенства сопровождается пением особых стихир на литии. Во время их пения диаконы совершают каждение иконостаса, духовенства, певчих и малое каждение молящихся (без обхождения храма), после чего присоединяются к остальному духовенству. Молитвы литии (они включают в себя особую ектению, завершаемую возгласом "Услыши ны, Боже, Спасителю наш", и читаемую предстоятелем молитву "Владыко Многомилостиве"), как совершаемые на границе внешнего по отношению к Церкви мира, носят особый характер всеобщности и всенародности.

 После последнего возгласа предстоятеля духовенство возвращается в основную часть храма (а именно к аналою с иконой празднуемого события или святого), а хор поет стихиры на стиховне, также взятые из службы праздника. После стихир следует пение молитвы "Ныне отпущаеши", чтение Трисвятого и троекратное пение тропаря праздника (в воскресный день троекратно поется "Богородице Дево, радуйся").

Если совершалась лития, то во время "Ныне отпущаеши" из алтаря выносятся пять хлебов и сосуды с растительным маслом, вином и пшеничными зернами (иногда это делается даже в начале литии). Во время пения тропаря диакон совершает троекратное каждение стола, на который поставляются "хлебы, пшеница, вино и елей", после чего предстоятель читает молитву благословения. По разъяснению Служебника, "благословенный хлеб есть помогательный от всяких зол, аще с верою приемлется". После благословения хлебов хор поет стихи 33-го псалма, во время которых духовенство (кроме предстоятеля) уходит в алтарь, а предстоятель, дождавшись конца пения, с амвона преподает народу благословение и также уходит в алтарь. Этим благословением завершается первая часть всенощного бдения, соответствующая великой вечерне.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить